Баязид I — личная жизнь «Молниеносного» султана

Мир

Баязид I Молниеносный прожил очень насыщенную, наполненную жизнь. Судьба щедро одарила его властью, талантами полководца, удачей и вниманием прекрасных женщин. Султана боялись, ему льстили, перед ним поклонялись, он имел всё, что мог пожелать и именно это стало погибелью.

Его действия, под конец жизни, можно оценить, как поиск смерти, он спешил на встречу своей гибели, убегая от пленивших его страстей. Но смерть не далась ему молниеносно, как давались ему его победы. Кончина его стала затяжной, позорной и плачевной, не только для него, но и для его потомков.

Бывали дни весёлые, гулял я молодой…

О ранних годах Баязида ничего неизвестно, долгое время даже оставалось непонятно был ли он старшим сыном Мурада I или нет. Теперь благодаря исследованиям американского османиста У. Шоу и немецкого ориенталиста Ф. Бабиренга известно, что скорее всего он был младше Савджи и Якуба.

Его мать Гульчичек–хатун, как и мать его отца Мурада I, сделала «карьеру» жены султана из простой наложницы и этнически, как считает исследователь османского государства, была тоже гречанкой. Может по этой причине, а может благодаря природной сообразительности и проницательности, но он стяжал доверие своего отца.

Портрет Баязида I
Портрет Баязида I

В знаменитых «Письмах султанов» (сборник документов султанов) Феридун-бея есть переписка Мурада с Баязидом, где он просит охарактеризовать его братьев и проследить за ними. Шахзаде Баязид совершенно верно оценит Савджи как потенциально опасного и ненадежного, а Якуба, как послушного сына. Характеристики данные братьям вскоре подтвердятся и пока Мурад I будет в европейском военном походе, Савджи поднимет мятеж и совершит переворот, за что Мурад ослепит его и предаст смерти.

Позже, по сложившейся у османских султанов традиции, Баязид будет управлять провинцией Кютахьи, находящейся в центре первоначальных владений османского султаната, с задачей обеспечить безопасность восточных границ, пока Мурад был занят в Румелии. Периодически отец брал его в свои военные экспедиции. Такая жизнь продлится у него до рокового, для Мурада I, дня битвы на Косовом поле, где он погибнет от руки сербского героя Милоша Обилича, а Баязид, убив брата, займёт трон.

Ослепление Савджи. Гравюра из немецкого (1694) издания «Истории» Поля Рико
Ослепление Савджи. Гравюра из немецкого (1694) издания «Истории» Поля Рико

Когда бы имел златые горы и реки полные вина…

Став султаном Баязид выгодно реализовал свои таланты полководца, что называется на все 100. Покоряя одну за другой земли своих соседей, он приумножал власть, богатства и влияние в современном ему мире. Слава его шла впереди него, роскошью его двора удивлялись все послы Запада и Востока и побывавшие в плену благородные пленники, которым посчастливилось быть выкупленными.

По своему великолепию и роскоши двор был сравним с Византией времен её максимального расцвета. Утопая в этой роскоши султан предавался излишествам, страстям и безумствовал. Скорее всего он стал алкоголиком, так как о пьянстве султана говорят не только источники из враждебных византийских летописей, но и лояльные восточные историки.

Джон Фредерик Льюис «Жизнь в гареме»
Джон Фредерик Льюис «Жизнь в гареме»

Если по началу султан ещё вдавался в государственные дела, то позже он уже совершенно перестал интересоваться государственным устройством, посвятив время армии, войне и безудержным кутежам в перерывах между походами. Временами, как это свойственно большинству мучимых зависимостями людей, его охватывал стыд и ужас от образа жизни, который он вёл.

В молитвенном мистическом переживании Баязид надолго затворялся в одинокой комнате личной мечети в Бурсе. После добровольного затвора много времени уделял беседам с исламскими богословами, которые находились при нём. Строил мечети, медресе, благотворительные учреждения, как пишет об этом подробно лорд Кинросс в труде «Расцвет и упадок Османской империи».

Фредерик Артур Бриджмен «Наложница в гареме»
Фредерик Артур Бриджмен «Наложница в гареме»

Но зависимость, тот самый бес, который умеет ждать. Чтобы преодолеть её надо смириться и признать своё бессилие перед ней. Только тогда возможно отказаться от соблазна. Это было совершенно не про Баязида, — гордый, надменный, непостоянный в своём настроении, одним словом, он опять и снова глубже, и глубже уходил в пучину страстей.

Шерше ля фам…

Второй, а может по значению и первой страстью Молниеносного султана были женщины. Пока жив был отец он вступал в брак по политическим расчетам, с Фюлане-хатун — дочерью сербского князя Константина Деяновича, и Девлетшах-хатун — дочерью правителя Гермияна Сулейман–шаха.

Став султаном, он развернулся во всю ширь своей натуры. Жены были как из политических расчетов, так и для услады всепоглощающей страсти султана, всего жен и наложниц было девять, это только «официально» попавших в письменные источники. Византийские источники говорят, что в вакханалиях султана участвовали и мальчики. Оставим это на их совести, доподлинно об этом неизвестно.

Но была у него настоящая любовь, в его сердце навсегда запечатлелся образ Оливеры, ставшей Деспиной–хатун, дочь правителя Сербии Лазаря. Ашикпашазаде в своих трудах, да и многие другие, говорят о том, что это была любимая жена султана. Во многих ключевых событиях в его жизни она была рядом с ним. Более подробно о ней будет написано в следующей статье.

Последний поход

Когда Тамерлан вошел с войском в пределы османского султаната, некоторое время Баязид I находился в столице и не торопился с ответными действиями. Некоторые приписывают это в счет замешательства Базида, но его не зря звали Молниеносный, отнюдь это вторжение могло его испугать или обескуражить.

Султан принимал очень сложное для себя решение и скорее всего это решение было погибнуть в сражении. Не имея возможности победить самого себя, со своими страстями и похотью, Баязид решил умереть как воин. Более разумного объяснения его действиям не найти.

J. G. Delincourt «Гарем султана»
J. G. Delincourt «Гарем султана»

Ускоренно собрав войска, он быстрым маршем двинулся навстречу своему грозному противнику, теряя по пути людей, лошадей и прислугу, умирающих от обезвоживания и жары, стоявшей в то время по пути его следования. Как опытный полководец он не мог не оценить выгодного расположения Тамерлана и его преимуществ, но казалось, что он обезумел.

По-своему это так и было, султан решил закончить жизнь геройской смертью и остальные его мало волновали. В пути его сопровождала верная любимая жена Оливера и больше ему ничего было не надо. Даже когда четверть его войска, в лице татар, перешли на сторону врага он не отказался от задуманного и двинулся на Тамерлана всеми оставшимися силами.

Летописцы засвидетельствовали, что когда войска Баязида I были разбиты, он не попытался отступить с ними и скрыться. Султан сам ворвался в гущу врага и вступил в рукопашную схватку, но он был ценной добычей и его взяли живым.

Плен и позорная смерть султана

Некоторые хроники утверждают, что Баязида держали в клетке, его любимую жену полуобнаженной заставляли прислуживать Тамерлану, а после у него на глазах изнасиловали («История славян» Мавро Обини). Другие говорят, что с ним обошлись почтительно и достойно, в частности персидский историк Шарафаддин Язди в Зафар-наме. Скорее всего истина где-то посередине.

Андреа Челести «Унижение Оливеры»
Андреа Челести «Унижение Оливеры»

Но для султана, который имел всё, всех и всегда, — плен стал мучительной пыткой. К тому же Тамерлан везде возил его с собой, для того чтобы сломить сопротивление его подданных и показать Баязиду, кто сейчас хозяин в его султанате.

Умер Баязид не прожив в плену и года. Лютфи-паша и Ашикпашазаде склоняются к версии о самоубийстве. Другие считают, что он умер сам, от астмы или чего-то подобного. В народе обычно говорят в таком случае: «его сердце не выдержало…».

Унижение Баязида от рук Тимура. Его жена Оливера Деспина изображена обнаженной, если не считать накинутого на плечи плаща, подающей еду на пиру Тимура / Из иллюстрированного альбома середины XVI века.
Унижение Баязида от рук Тимура. Его жена Оливера Деспина изображена обнаженной,
если не считать накинутого на плечи плаща, подающей еду на пиру Тимура
Из иллюстрированного альбома середины XVI века.

Жизнь и смерть Баязида I Молниеносного яркий пример того как эгоизм, зависимость и страсти одного человека, обличенного властью, могут обрушить всё, что было создано им самим и его предками в течение долгих лет.

Три его сына Иса, Мустафа и Мехмед затеяли братоубийственную войну за трон, султанат распался, его территория в Азии сузилась до размера бейлика при Орхане. Жены достались победителю, впрочем, он распустил гарем. Тамерлан жил другими категориями:

«Видно, судьба невысоко ценит власть и обладание обширными царствами, когда раздаёт их калекам, тебе кривому и мне хромому» …- его слова, обращённые к пленному Баязиду, со смехом.

Однако в историю Баязид всё же вошел! Таким же, как и был при жизни – непредсказуемым, непонятым и взбалмошным султаном.

Литература и источники:

  1.  Ю.А. Петросян «Османская империя»
  2. Лорд Кинросс «Расцвет и упадок Османской империи»
  3. Иоганн Шильтбергер «Путешествие Ивана Шильтберхера по Европе, Азии и Африке с 1394 по 1427 г.»
  4.  Мавро Обини «История славян»
Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.