Анна Воронцова — жизнь из привилегий и трагедий

Мир

Судьбу Екатерины I часто сравнивают со сказочной историей Золушки. Она действительно сумела из простолюдинки превратиться в супругу российского царя, а позднее — императрицу. Но жизнь её родственников мало напоминала сказку, и пример тому — судьба племянницы Екатерины Алексеевны, Анны Карловны Воронцовой (Скавронской).

Она стала известной светской дамой, приобрела немалое состояние, однако за внешним блеском скрывалась глубоко несчастная женщина и мать, похоронившая свою единственную дочь (об этом в следующей статье). Она лично поняла, каково это — быть игрушкой в руках царедворцев. Анна Карловна нередко оказывалась той самой “разменной монетой”, которую умело использовали “сильные мира сего”. Каково же это — оказаться родственницей самой императрицы? И чем “простушка”-графиня восхищала современников?

Детство Анны Карловны

Анна Карловна родилась в 1722 году. Она принадлежала к роду Скавронских, который благодаря Екатерине I (изначально она звалась Мартой Скавронской) сумел стать одним из самых влиятельных семейств в России. Девочка была дочерью старшего брата императрицы Екатерины, причём в 1727 году Карл Скавронский получил титул графа, который унаследовали и его потомки. О матери Анны практически ничего не известно, только имя — Марья Ивановна, но это неудивительно. Не стоит забывать, что изначально Скавронские не принадлежали к знатным родам, а потому многие данные об их семье не сохранились.

Конечно, происхождение Анны Карловны, несмотря на родственные связи с императрицей, оставалось весьма сомнительным. Девушка из такой семьи прежде не могла и мечтать сделать придворную карьеру, однако у Екатерины I она была настоящей любимицей. Уже с ранних лет девочка служила при дворе цесаревны Елизаветы Петровны.

Примечательно, что та была лишь немного старше Анны. Девушки быстро подружились, причём будущая императрица помогала Анне осваивать правила этикета и придворные тонкости. Современники отмечали, что Елизавета Петровна нередко напоминала вельможам, что — Анна Карловна — её родственница, а значит, требует почтительного отношения.

Неизвестный художник «Анны Карловны Воронцовой» / Государственный исторический музей, Москва
Неизвестный художник «Анны Карловны Воронцовой» / Государственный исторический музей, Москва

Счастье и печали

Успех цесаревны в организации дворцового переворота положительно отразился и на её приближённых. Став императрицей, Елизавета Петровна не забывала о тех, кто оставался рядом с нею даже в самые непростые времена. Близким другом государыни был Михаил Илларионович Воронцов. Именно его она и выбрала в мужья своей двоюродной сестре.

В 1742 году Анна Карловна вышла замуж и началась, как она думала, долгая и счастливая семейная жизнь. Через год у женщины родилась дочь, которую назвали Анной, а крёстной матерью малышки стала сама императрица. В 1744 году Воронцовы были возведены в графское достоинство. Но, увы, на этом счастливый период жизни семьи завершился.

Луи Токке «Портрет Михаила Илларионовича Воронцова» / Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Екатеринбург
Луи Токке «Портрет Михаила Илларионовича Воронцова» / Екатеринбургский музей изобразительных искусств, Екатеринбург

Михаил Воронцов попал в опалу из-за дружбы с недругами Елизаветы Петровны и переписки с прусским королём. Когда в столице Российской империи разгорается скандал, Воронцов предпочитает уехать за границу, где можно подождать “лучших времён”. Анна Карловна последовала за супругом. В Париже, как рассказывали современники, графиня пристрастилась к спиртному.

В дальнейшем, узнав об этой пагубной привычке, Елизавета Петровна станет использовать родственницу в своих целях. Через некоторое время императрица позволила Воронцовым возвратиться в Россию, но теперь нередко наносила семье визиты. В дружеской непринуждённой обстановке велись доверительные беседы, а охмелевшая Анна Карловна рассказывала государыне обо всех, с кем поддерживал связь её супруг. Так Елизавета Петровна могла контролировать действия Воронцова, деятельность которого играла значительную роль во внешней политике империи.

Характер графини

Анна Карловна благодаря поддержке императрицы имела особый статус при дворе. Ей, одной из немногих, было разрешено не целовать руки принцессы Цербстской, матери великой княгини Екатерины Алексеевны. Примечательно, что будущая императрица Екатерина II дала весьма лестную характеристику Анне, хотя многих других родственников Елизаветы Петровны явно недолюбливала:

“Графиня прелестна: чем больше её видишь, тем больше любишь”.

Княгиня Дашкова и вовсе даёт характеру Анны Карловны необычное описание:

“Её характер представлял из себя странное сочетание гордости с необыкновенной чувствительностью и мягкостью сердца”.
Неизвестный художник «Портрет Анны Карловны Воронцовой» / Музей Кусково, Москва
Неизвестный художник «Портрет Анны Карловны Воронцовой» / Музей Кусково, Москва

Потрясения и трагедии

Смерть Елизаветы Петровны принесла в жизнь Анны Карловны море перемен. Недолгое правление Петра III привело к очередному дворцовому перевороту. Поразительным образом эти события отразились на семье дочери графини.

Юная Анна Строганова (в девичестве — Воронцова) поддерживала императора, её супруг — императрицу. Политические разногласия оказались роковыми для брака. Анна Михайловна переехала к матери. Молодая женщина пережила серьёзное нервное потрясение, её здоровье ухудшалось с каждым днём. Она умерла на руках у Анны Карловны в 1796 году.

Смерть любимой дочери оказалась настоящим ударом для несчастной матери. Но, несмотря ни на что, Анна Карловна и здесь проявила стойкость характера. Она сумела пережить потерю, а своим душевным теплом одарила детей брата мужа — они рано остались без матери.

Кроме того, в своём доме графиня часто принимала известных деятелей культуры, сама же являлась покровительницей искусства и наук. Известно, что Анна Карловна была в числе первых лиц, услышавших прочтение “Недоросля” в исполнении самого автора, Д.И.Фонвизина.

Графиня не понаслышке знала, каково это — терять близких. Трое её детей умерли ещё в младенчестве, а судьба единственной выжившей дочери оказалась трагической. Сама же Анна Карловна нередко становилась “пешкой” в большой политической игре императрицы или собственного супруга. Однако эта женщина не жаловалась и не роптала. Она познала и светский блеск, и горечь страшных потерь, сумев весьма достойно пройти не слишком долгий путь в 53 года.

Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.