Чем же прославилась единственная дочь османского султана Мурада I?

Мир

Имя этой женщины первым оказывается в хрониках, описывающих период становления и укрепления османской государственности и рады бы были, возможно, турецкие летописцы обойтись без женщин в своих описаниях подвигов и побед, но здесь уж точно, как говорится «из песни слова не выкинешь». В конечном итоге некоторые из них резюмировали, что «она могла бы быть и мужчиной». Такая оценка женщины, на средневековом Востоке, очень дорогого стоит. Так чем же прославилась Нефисе Мелек–хатун, дочь османского султана Мурада I?

Как это не удивительно звучит, тем, что исполняла свой долг матери и жены самоотверженно и не взирая ни на какие трудности. Шла, как говорится до конца, и побеждала. Однако муж её был из тех людей который не мог учиться, не то что на чужих ошибках, но даже на своих. В общем наступать на грабли снова и снова – был его путь, в конечном итоге он закончил плохо. Итак…

Брак по расчету

Время рождения Нефисе точно неизвестно, промежуток между 1335 и 1360 годом, была она дочерью Мурада I, султана из династии Османов, мать её опять же, неизвестна. Не знают даже была ли она женой или наложницей султана.

Разные источники по-разному именуют эту дочь султана: Нефисе Мелек — хатун, Мелике Султан-хатун, Султан-хатун, Нефисе-хатун, Нефисе-султан, Мелек-султан, Хатун-султан, Девлет-хатун и Михри-али. В общем «хоть горшком называй, только в печь не ставь»

Для того времени тоже были характерны браки по расчету среди сильных мира сего. С той лишь поправкой, что в этих расчетах женщина не то, что не принимала участия, а просто являлась средством для этого расчёта. Не минула «чаша сия» и Нефисе, открывшей счёт династических союзов между двумя династиями. Замуж её отец выдал за Алаэддина-бея, могущественного правителя бейлика Караманогуллары, во времена которого бейлик добился максимального величия.

Ремзи Ташкиран «Османская девушка», не является портретом Нефисе
Ремзи Ташкиран «Османская девушка», не является портретом Нефисе

К тому же они были соседями и Мураду I было бы удобней видеть Алаэддина союзником и зятем, чем врагом и конкурентом. Тем более, что отношения османов и караманидов были весьма непростые, обе династии имели виды на одни и те же стратегически и экономически лакомые кусочки Малой Азии. Как бы там не было расчет был и соглашение было достигнуто, сваты как говорится засланы и условия оговорены.

Год свадьбы так же не известен, по хроникам «Письма султанов», составленным Нишанджы Феридуном Ахмед-беем в XVI веке, свадьба была в 1386 год. Расшифровка же надписи в медресе Хатуние, построенном Нефисе, указывает на то, что брак был не позже 1382 года. Современные историки сходятся в том, что брак был между 1360 и 1370 годами, так как первый сын в браке был уже рожден в 1370 году. Подробней об этом можно прочесть у Петросяна Ю.А. «Османская империя: могущество и гибель» (Исторические очерки).

Свадьба

Свадьба была описана во многих хрониках того времени, о её значимости для того времени, можно понять из того факта, что о ней было объявлено заранее во время пятничной молитвы во всех мечетях. Это можно сравнить с объявлением о событии во всех официальных СМИ двух стран, в современном мире, в которых живут вступающие в брачный союз.

Церемония бракосочетания состоялась в Бурсе, были почетные гости, дорогие подарки от тестя-султана, золото-бриллианты, парча-шелка, породистые скакуны и верблюды, было даже нападения на кортеж невесты каких-то залётных монголов, отбитое охраной Алаэддина. В общем свадьба удалась, не хватало для полноты картины медведя и цыган…

Тесть–султан Мурад I спокойный за свои тылы, через какое-то время, отправился продолжать свои завоевания в Европе.

Фредерик-Артур Бриджмен «Молодая женщнина», не является портретом Нефисе-хатун
Фредерик-Артур Бриджмен «Молодая женщнина», не является портретом Нефисе-хатун

Конфликт

Зятя же его, Алаэддин–бея терзало нехорошее чувство зависти к успехам тестя. И дождавшись убытия армии Мурада I в Румелию, для продолжения экспансии в Европу, он собрал войско и напал на города, принадлежащие османам в Малой Азии. Случилось это в 1385 году.

Сказать, что Мурад рассердился на зятя – это ни сказать ничего. Остановив все боевые действия в Европе, он двинул свои войска назад, в Анатолию. Войско Мурада превосходило по численности войско Алаэддина более чем вдвое и на голову было выше в плане подготовки, уже имея в своем составе элитные подразделения янычар и сапар.

Понимая, что он серьёзно «попал», Алаэддин отправляет посла с просьбой о мире. Посол даже не был принят, в сражении войско Алаэддина понесло тяжелые потери и было рассеяно, сам Алаэддин оказался осажден в Конье, и Мурад собирался жестко спросить с зятя за «попутанные берега». Однако на 13 день осады к Мураду просить о мире пришла его дочь – Нефисе.

Следует вспомнить каким человеком был султан, не пощадившим ни братьев, ни своего сына в борьбе за власть. Последнего по его указу пытали и ослепили перед казнью. Факт того, что Нефисе была его дочерью не гарантировал ей ничего, а при плохом раскладе она могла ещё и понести на себе его гнев. Но ей удалось склонить его гнев на милость, упросив не делать её вдовой, а внуков лишать отца.

Сердце грозного султана–воина дрогнуло, и он простил мятежного зятя. По его повелению тот явился к нему и целовал ему руку при всех подданных, как признание верховенства его власти, так же Алаэддин отдал султану город Бейшихир и можно сказать легко отделался.

В повествовании о тех событиях есть интересная история о голубке, которую Нефисе прятала под накидкой на груди, когда клялась отцу в своей верности и которую выпустила, выйдя из шатра отца, со словами: «Теперь я освобождаю себя от клятвы и отпускаю слова как эту голубку». Видимо зная своего мужа, она не надеялась, что он так просто успокоится и была права…

Иосип Томинц «Мужчина в Оттоманском платье», не является портретом Алаэддина
Иосип Томинц «Мужчина в Оттоманском платье», не является портретом Алаэддина

Продолжение конфликта и конец Алаэддина

Первый урок для Алэдиина впрок не пошёл, когда его тесть умер он вновь возобновил свои притязания на земли османов. В этот раз ему пришлось иметь дело с Баязидом I – сыном умершего Мурада I, который унаследовал его трон. И вновь история повторилась и опять позорное поражение, и окружение и вновь его жена–дипломат, посредник и ангел-хранитель непутёвого мужа становится на его защиту и дело решается мирно.

Ко времени вспомнить, что «скупой платит дважды, а вот глупцу приходится платить трижды…» и третий раз может оказаться последним, как это и произошло с Алаэддином. Случилось это в 1397 году, повторив ситуацию с Мурадом I, Алаэддин вышел на битву с 70 тысячным войском против 150 тысяч Баязида.

Понимая, что он снова «пролетает», Алаэддин освобождает пленённых высокопоставленных лиц османского султана и отправляет посла с подарками мириться. Но посольство не принимают, в битве войско Алаэддина закономерно было разгромлено, и он укрылся снова в цитадели Коньи.

В этот раз Баязид предложил жителям города выдать Алаэддина, в обмен на гарантии сохранения им жизни и неприкосновенности имущества. Подуставшие от «заскоков» своего господина жители с радостью согласились, жены рядом не оказалось…

Баязид приказал казнить Алаэддина, оформив это как «ошибку в понимании его слов». Он в гневе велел своим верным телохранителям «избавить его от ненавистного родственника» и они поняли его буквально – отрубив ему голову, а Баязид, якобы, просто велел им вывести Алаэддина от него пока его гнев не утихнет. Ну а тут…, в общем так получилось…

Паоло Веронезе «Султан Баязид I»
Паоло Веронезе «Султан Баязид I»

Вдова и её дети

Голову мятежного Алаэддина водрузили на пику, для демонстрации смерти владыки бейлика и подчинения городов на милость завоевателей. Таким образом войско Баязида I подошло к стенам Ларинде, в которой были сыновья Алаэддина и их мать — вдова Алаэддина и сестра Баязида.

На тот момент это были уже подростки, горячие и не сдержанные как их отец, они хотели поднять оставшиеся войска и вступить в борьбу с османским султаном. Их мать, как всегда, проявила большую разумность, и они все сдались на милость победителя.

История умалчивает как удалось этой мудрой женщине так сделать, но факт остается фактом – по достижению совершеннолетия её сыновья стали править в Карамане с 1403 по 1424 год, унаследовав владения своего отца. Сама она умерла примерно в эти годы и была похоронена в Ларинде, в гробнице, рядом с построенным ею в 1381 году, медресе.

Заключение

Эта женщина была уникальна для своего времени, в те времена имена даже многих жен и дочерей султана могли не называть и упоминать их сообразно с ситуацией.

Нефисе Мелек–хатун стала одной из первых женщин упомянутых в современных ей хрониках, многие османские историки описывали её, давая различные синонимы, называя её «хищной птичкой», восторгаясь изворотливостью её ума и приписывая ей качества, которыми могли бы гордиться даже мужчины того времени.

Яркий образец того, что и женщина способна добиться многого, не смотря на все окружающие её обстоятельства, начиная от недальновидного поведения супруга, заканчивая суровыми условиями сугубо мужского общества Востока в средних веках.

Литература:

  1. Петросян Ю.А. «Османская империя: могущество и гибель (Исторические очерки)».
  2. Путешествие Ивана Шильтбергера по Европе, Азии и Африке, с 1394 года по 1427 год
Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.