Джем-султан — «гадкий утенок» Мехмеда II

Мир

Рожденный в гареме Мехмеда II Джем-султан, по-другому Джем, Зизим (Гияс ад-Дин Джем) был неординарной личностью, — талантливым поэтом и литератором, творческой натурой, человеком наделённым выдающейся силой и блестяще отточенной тренировками техникой воина.

Многие видели именно его султаном на троне Османской империи. Да и сам он был того же мнения, и уж если не всей империи, то хотя бы её половины. Однако делиться империей было не в традициях османских султанов. По этой причине жизнь его вышла на редкость насыщенной и интересной. Об этом и пойдет рассказ.

«Гадкий утенок» султана

Шехзаде Джем родился от наложницы Мехмеда Чичек-Хатун в 1459 году и был младшим сыном султана. Скорее всего его мать была рабыней, поскольку имя Чичек («цветок»), и вообще имена, связанные с цветами, в традиции османов давали рабыням.

Легенды и просто слухи присваивали ей знатное сербское происхождение, родство королевской семьи Франции, также называли её венецианкой и венгеркой. Летописец араб Ибн Ийас из Каира, живший с ней в одно время, возможно видевший её, написал, что в гареме она оказалась как пленница. Ф. Бабигер в своих работах допускал, что она могла происходить и из турецкой мусульманской семьи.

Пинтуриккио «Портрет шехзаде Джема»
Пинтуриккио «Портрет шехзаде Джема»

Мехдед отнюдь не обрадовался рождению ещё одного сына, не то что конечно, как говорят сейчас, — «Лишний рот хуже пистолета». Однако, тогда было так, — чем больше сыновей у султана, тем выше риск междоусобиц и гражданской войны. Тем более, что в отличие от своих братьев, он родился «багрянородным» (первым родившимся у правителя после восхождения на престол), что по Византийской традиции считалось прерогативой на занятие трона.

Поскольку Мехмед II, покорив Византию и объявив себя преемником прав империи, именовал себя Римским Цезарем и основателем Османской империи, это правило вполне могло распространяться на рождённых от него сыновей. В довершении ко всему, ребенок родился косым на один глаз, это дефект остался с ним на всю жизнь. Говорили, что раздосадованный султан, в раздражении и гневе даже пнул колыбель, в которой лежал новорождённый шехзаде.

Шехзаде Джем-султан
Шехзаде Джем-султан

Принц поэтов

Годы шли, в 1469 году Джем был направлен санджак-беем (наместником) в Кастамону. Следует отметить, что принц начал обучение весьма рано, уже в 4 года, его учили в том числе персидскому и арабскому языку. Кастонома была тогда одним из культурных центров империи, где юный Джем весьма серьёзно увлекся персидской поэзией и литературой. Первую «газель» — арабская форма стихосложения, он напишет в 10 лет, скорее всего именно там.

Время, проведенное в должности санджак-бея Кастономы Джем-султан будет называть лучшим в его жизни. Там он напишет массу поэтических произведений. При дворе Джема соберутся лучшие деятели искусства и науки империи. Его назовут принцем поэтов.

Кроме того, он будет постоянно совершенствовать свои навыки в боевом мастерстве и верховой езде. Виртуозное владение им булавой, со слов Ашикпашазаде (турецкий историк), станет предметом восхищения среди воинов того времени.

Джентиле Беллини «Писарь при дворе»
Джентиле Беллини «Писарь при дворе»

Он возьмет, сохранившуюся в Конье, огромную булаву правителя Конийского султаната Алаэддина, добавит к ней несколько колец и на изумление окружающих будет виртуозно вращать этим грозным оружием. Никто из воинов-современников не смог повторить этого. Некоторое время эта булава будет находиться возле одних из ворот Константинополя.

Сердце его отца Мехмеда оттает по отношению к сыну. Глядя на его несомненные успехи они сблизятся и отношения у них восстановятся. В 1479 году он, от имени отца, вел переговоры с представителями ордена госпитальеров и добился заключения с ними мира. Это знакомство в будущем отразится на его судьбе.

Малоизвестный рисунок Фатиха Мехмеда II
Малоизвестный рисунок Фатиха Мехмеда II

Борьба за «полцарства» или первая иллюзия принца поэтов

Смерть Мехмеда II стала внезапным событием для Османской империи. Джем-султан прибывал в уверенности, что трон после смерти отца принадлежит ему. Того же мнения придерживался и главный визирь империи Караманлы Мехмед-паша. Однако, далеко не все в империи разделяли их мнение.

Янычары стали при Мехмеде II внушительной политической силой. Они были, цитируя выражение советской комедии «Здравствуйте, я ваша тетя», — «старые солдаты, не знающие слов любви». Поэт-султан на троне им был не понятен и не желателен, тем более, что его старший брат Баязид и его мудрая мать Гульбахар-хатун давно готовились к смене власти, объединив значительные политические силы вокруг своего двора в Амасье. Среди их окружения было много представителей «старшего командного состава» янычарского корпуса.

При таком раскладе мечты Джем-султана о праве на трон были иллюзорны, в то время как законодательная практика османов не поменялась. Султаном мог стать любой сын предыдущего султана, не важно кто был рожден первым, при каких обстоятельствах и кем была его мать, женой или наложницей. Принцип так и остался простым как грабли, на которые наступит Джем, — «Кто успел – тот и съел».

Пинтуриккио «Портрет всадника», идентифицированный как портрет Джема
Пинтуриккио «Портрет всадника», идентифицированный как портрет Джема

Побег в Египет

Великий визирь попытался скрыть смерть Мехмеда и отправил гонцов к Джем-султану. Однако янычары обо всем прознали, и визирь поплатился жизнью, а гонцы, отправленные им, были перехвачены. Султаном же стал рождённый первым, его старший брат – Баязид.

Раздосадованный крушением иллюзии о гарантированном получении верховной власти, Джем-султан захватит древнюю столицу османов – Бурсу. Провозгласит сам себя султаном и предложит Баязиду поделить империю.

Однако его старший брат совершенно справедливо рассудит, что целое — это значительно больше, чем половина. Тем более поэты и ученые при дворе младшего брата, — так себе подмога при военном противостоянии. Правление Джем–султана продлится всего 18 дней. Его войска были разбиты, и он бежал с матерью, женой и детьми, сначала в Египет, в Каир.

Как Джем-султан стал «выгодным неликвидом, приносящим дивиденды»

Потерпев неудачу в воцарении во всей Анатолии, Джем решил вернуть хотя бы малое, объединив усилия с санджак-беем Анкары Мехмедом, недовольным воцарением Баязида II, и Касым-беем, представителем Караманидов, бейлик которых был недавно покорен османами. Джем–султан попытался захватить Конью и начать руководить на правах самодержца хотя бы в той области, где раньше был наместником.

Однако Касым–бей будет убит в стычке с отрядом османов, а собранное Джемом и санджак-беем Анкары войско, узнав, что поход против них возглавил лично султан Баязид II просто разбежалось. Справедливости ради надо сказать, что Баязид дважды предлагал значительное денежное вознаграждение брату за то, чтобы он оставил притязания на власть и поселился где-нибудь вне империи, однако Джем настаивал, чтобы ему была выделена хотя бы часть от империи в самовластное управление. Соглашение достигнуто не было.

Касым-бей и Джем-султан
Касым-бей и Джем-султан

Джем-султан на попечении госпитальеров

В это время на сцене появляется Великий магистр ордена рыцарей–госпитальеров Пьер д’Обюиссон. Давным–давно этот орден объединил благородных рыцарей Европы для освобождения Святой Земли и Гроба Господня. Однако Иерусалим был потерян крестоносцами, а орден стал прототипом будущего могучего и существующего до ныне тайного международного общества – ордена масонов.

В методах и средствах влияния на политические процессы в мире и зарабатывания средств уже тогда госпитальеры не гнушались ничем. Джем–султану будет обещано восстановление его прав с помощью военного вмешательства Венгрии и Франции и шехзаде, по своей поэтической наивности и мечтательности поверит в это.

Пьер д’Обюиссон встречает Джема на Родосе в 1482 году
Пьер д’Обюиссон встречает Джема на Родосе в 1482 году

Госпитальеры же заключат договор с Баязидом II и тот будет выплачивать им 45 000 золотых дукатов ежегодно за содержание его брата в плену у рыцарей во Франции, как говорится, — «от греха по дальше».

Когда содержание Джем-султана стало слишком неудобным для ордена, и тот начал догадываться, что его «водят за нос», великий магистр ордена «выменял» сан кардинала у Папы Римского Иннокентия VIII в обмен на шехзаде. Во имя, естественно, благороднейшей цели – «для всеобщего блага христианского мира».

Джем на миниатюре из сборника жизнеописаний поэтов Ашика-челеби
Джем на миниатюре из сборника жизнеописаний поэтов Ашика-челеби

Шехзаде во власти Европы

Папа Римский будет «ездить по ушам» доверчивому принцу поэтов, обещая новый Крестовый поход для восстановления его в законных правах. Это подымет рейтинг папы в Европе и увеличит его политический вес. Джем–султан, пребывая в своих иллюзиях на помощь Рима, станет «свадебным генералом» в свите Папы Римского.

Римский понтифик начнет распространять «дезу» о том, что султан вот–вот отречется от ислама и будет христианским правителем Османской империи под патронатом католической церкви. Сам же при этом принял посла от Баязида и получил от него на содержание Джем–султана 120 тысяч золотых дукатов и подарки, в обмен за то, чтобы «присматривать» за принцем.

Ценность акций шехзаде на «бирже тщеславия» западных и восточных правителей резко подскочит. Взять под патронат и использовать в своих целях Джем–султана захотят Венгрия и Франция, Венеция и Каир, мамлюки и неаполитанцы. Король Франции пойдет войной на Италию, в результате успешных действий осадит Рим и будет угрожать сместить папу, на тот момент Александра VI.

Кристофано дель Альтиссимо «Портрет папы Римского Александра VI»
Кристофано дель Альтиссимо «Портрет папы Римского Александра VI»

Испуганный глава Римской католической церкви выполнит все условия, которые поставит перед ним король Карл VIII, в том числе отдаст ему Джем–султана, но и здесь на нем «наварится», взяв залогом за него пол миллиона дукатов золотом и 60 человек дворянского войска.

После этих событий Джем–султан неожиданно заболел и несмотря на усилия лекарей, скончался добравшись только до Неаполя в апреле 1495 года. Было много разговоров о том, что он был отравлен. Желающих сделать это с бродячим принцем, который будоражил умы Запада и Востока своими похождениями, было достаточно.

Не потерявший цены и после смерти

По своей сути Джем-султан был романтиком, повидавший извержение Везувия, побывавший в морском шторме, избежавший захвата на море пиратами Неаполя, восхищавшийся и услаждавшийся женщинами и свободой отношений в Ницце (по рассказам Ашикпашазаде), блиставший при дворах Парижа и Рима (по хроникам сопровождавших его в скитаниях по свету нишанджы Саaди и дефтердара Хайдара). Оставаясь в романтическом образе изгнанника и борца за справедливость Джем сполна насладился жизнью.

При этом, совершенно не понимая сути происходящего, он был «продажным политиком», приносящим доход тем политическим деятелям, которые его бессовестно предавали и продавали. Даже после его смерти за него была выставлена цена. Торг шел целых четыре года, по истечении которых стороны сошлись в сумме, и он был захоронен братом, султаном Баязидом II в Бурсе. В том самом городе, где при жизни мечтал править принц поэтов Джем-султан Зизим (Гияс ад-Дин Джем).

Литература и источники:

  1. Джейсон Гудвин «Величие и крах Османской империи. Властители бескрайних горизонтов»
  2. Иоганн Бурхард «1492 Дневники. Документы по истории папства XV-XVI вв.»
  3. Б. П. Кинросс «Расцвет и упадок Османской империи»
  4. Энтони Алдерсон «Структура Отоманской династии»
Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.