Печальная участь «Офелии» [Элизабет Сиддал]

Мир

С полотен известных живописцев она взирает на нас в образе печальной Офелии, таинственной Лилит или утончённой аристократки. Всё это она – Элизабет Сиддал. О прекрасной натурщице знаменитого художника Данте Габриэля Россетти рассказывали самые невероятные вещи. Часть из них, конечно, была выдумкой, но и правды в этих историях содержалось немало.

Многим казалось, что Элизабет и мастер Россетти буквально созданы друг для друга, вот только жизнь с творческим человеком оказалась совсем не простой. Какой же была жизнь женщины, которую увековечили живописцы-прерафаэлиты? И почему встреча с Россетти оказалась судьбоносной для неё?

Девушка из шляпной мастерской

Элизабет Сиддал появилась на свет в 1829 году. Её отец занимался торговлей и, по всей вероятности, дела семьи шли неплохо. Что интересно, в дальнейшем многие биографы станут утверждать, что детство Лиззи прошло в бедности и вечной нужде, но этот миф могла придумать и сама Сиддал. Согласитесь, истории о трудном детстве и страданиях придавали романтический флёр образу натурщицы.

Уже в юности Лиззи проявляла талант к шитью и рисованию. Способная девушка нашла себе работу в шляпном салоне, вот только вряд ли её устраивало это место. Платили здесь немного, да и о полёте творческой фантазии не могло быть речи. Конечно, юная Элизабет мечтала о большем, и судьба улыбнулась ей.

В двадцатилетнем возрасте Сиддал познакомилась с несколькими представителями недавно основанного Братства прерафаэлитов. Относительно того, кто же ввёл её в это общество, есть разные мнения. Но не исключено, что сюда Элизабет попала не как натурщица, но как художница, заинтересованная в обмене опытом с коллегами.

Известно, что Сиддал на протяжении многих лет увлекалась живописью. Свои работы она однажды показала отцу художника Уолтера Деверелла, и тот по достоинству оценил талант девушки. Кстати, сам Деверелл в скором времени изобразил Элизабет в образе Виолы на своём полотне «Двенадцатая ночь».

Уолтер Деверелл «Двенадцатая ночь»
Уолтер Деверелл «Двенадцатая ночь»

Муза живописцев

Элизабет Сиддал продолжала работать в шляпной мастерской, но при этом активно сотрудничала с прерафаэлитами. Многие из них мечтали запечатлеть Лиззи на своих полотнах – романтическая красота девушки, её внешние хрупкость и беззащитность пленяли художников. Именно в ту пору на очаровательную художницу и натурщицу обратил внимание живописец Джон Эверетт Милле.

Именно такой типаж он искал для своей картины «Офелия». Однако работа над этим произведением едва не стоила Элизабет жизни. Позируя в ванне с холодной водой, она серьёзно заболела. К счастью, после продолжительной болезни девушка поправилась, однако с той поры её здоровье оставляло желать лучшего.

А потом произошла встреча, которая изменила всю жизнь Сиддал. На одном из собраний Братства она познакомилась с Данте Габриэлем Россетти. Талантливый художник с поэтической фамилией без памяти влюбился в красавицу. Именно благодаря Россетти Лиззи стала одной из самых известных дам, увековеченных на полотнах живописцев. Однако жизнь с мастером оказалась очень сложной. Почему же Элизабет вызывала ревность у сестры Россетти? И почему жизнь романтичной красавицы оборвалась трагически?

Джон Эверетт Милле «Элизабет Сиддал в образе Офелии» (фрагмент) / Британская галерея Тейт, Лондон
Джон Эверетт Милле «Элизабет Сиддал в образе Офелии» (фрагмент) / Британская галерея Тейт, Лондон

Натура тонкая и творческая

Многие считали её лишь очаровательной натурщицей, а ведь сама Элизабет Сиддал писала картины не хуже, чем её коллеги-мужчины. Встреча девушки с живописцем Данте Габриэлем Россетти, оказалась поистине судьбоносной для каждого из этих людей. Мастер боготворил свою музу, изображая её на многих своих картинах. Он создал свои лучшие картины, на которых была запечатлена его очаровательная муза и возлюбленная. В скором времени Элизабет стала любовницей художника, а также познакомилась с его сестрой.

Вот только Кристина Россетти отнеслась к этой женщине с некоторой подозрительностью. С одной стороны, она и сама восхищалась романтической внешностью Сиддал и даже посвящала ей стихи. С другой же, испытывала к ней неприязнь как к конкурентке и сопернице в борьбе за место главной музы Россетти. По сути, Кристина периодически то ревновала Элизабет, то своего брата. Однако все эти перипетии помогали творчеству живописца.

Сам Россетти считал Элизабет одной из лучших своих натурщиц. Со временем он обратил внимание на её художественный талант и превратил её в ученицу, которую обучал особенностям живописи. Как отмечали современники, картины Элизабет были ничем не хуже её более известных коллег. В 1855 году покровитель прерафаэлитов Джон Рескин, увидев работы Сиддал, был впечатлён ими. Как писал Россетти об отзыве ценителя:

«Он заявил, что они намного лучше моих или почти чьих-либо других, и, казалось, был вне себя от восторга, получив их».
Данте Габриэль Россетти «Элизабет Сиддал в образе блаженной Беатриче» / Британская галерея Тейт, Лондон
Данте Габриэль Россетти «Элизабет Сиддал в образе блаженной Беатриче» / Британская галерея Тейт, Лондон

Трагическая развязка

Но жизнь с творческим человеком оказалась для Элизабет непростым испытанием. Россетти нередко изменял ей – он считал вполне естественной ситуацию, когда художник заводит романы со своими натурщицами. Кроме того, он увлекался жёнами своих заказчиков, что заставляло страдать влюблённую в Россетти Элизабет. Женщина несколько раз собиралась оставить мастера, но всё же снова и снова возвращалась к нему.

Лиззи даже подала документы в Школу искусств в Шеффилде – она мечтала стать профессиональной художницей и более ни от кого не зависеть. Но окончить обучение ей помешали проблемы со здоровьем и неудачная беременность. Узнав, что женщина ждёт от него ребёнка, Данте Габриэль наконец сделал ей предложение. Увы, дочь Элизабет родилась мёртвой.

Постоянные измены супруга, пошатнувшееся здоровье, потеря ребёнка и постоянные проблемы в семье разрушали и без того хрупкую Элизабет. Её жизнь оборвалась трагически. В возрасте 32 лет Сиддал была найдена мёртвой. Как показала экспертиза, она приняла слишком большое количество опиумной настойки – не исключено, что это было самоубийство.

Во время похорон безутешный вдовец бросил в гроб Элизабет рукопись своих стихов, часть которых посвящалась ей. А спустя пару лет он решил напечатать эти произведения, после чего по настоянию Россетти была проведена эксгумация. Свои стихи вдовец забрал, однако поступок его шокировал многих знакомых и коллег.

Оцените статью
Мир Истории [WOH]
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.