Хроника пикирующего Новочеркасска

Мир

Как сказал в одном из интервью сам Андрей Кончаловский, своим фильмом «Дорогие товарищи» он не хотел «занимать какой-либо, советской или антисоветской, позиции, он лишь намеревался оживить общественную дискуссию».

Главным (если не единственным) недостатком картины, как исторического киношедевра (а режиссеру не привыкать прибегать к иносказательности в политике, вспомним хоть «Лев Зимой») является полное отсутствие исторического фона, на котором Новочеркасские волнения стали возможны. ТО есть череда мятежей и погромов, начиная с 1954 года по всему спектру мотивов:

  • политическому;
  • экономическому;
  • криминальному;
  • этническому.

Почти одновременно с событиями в Новочеркасске начались вторые волнения в Гори (первые были там в 1956 году с 5 до 10 марта и связаны с именем Сталина), на этот раз – по тем же причинам, социально-экономическим – подорожание мяса-молока одновременно с понижением расценок за сдельщину, также завершившаяся рядом политических требований. Но «учёные» опытом восстания в марте-1956 жители Гори вели себя скромнее, да и власти отреагировали адекватней.

Кадр из фильма «Дорогие товарищи»
Кадр из фильма «Дорогие товарищи»

Революционная ситуация в отдельно взятом городе

Так сложилось, что именно в Новочеркасском восстании сложились воедино все вышеперечисленные факторы: уголовный, политический, экономический, социальный и даже этнический (не зря Кончаловский показал нам «белого казака» не считающего себя ни русским, ни украинцем, а монархистом особой национальности).

Просто так совпало – а никакой Ленин тех лет из Лонжюмо не выслал новочеркассцам памятки, как делать революцию. А ведь едва не вышло! Первыми повышению норм выработки с одновременным повышением цен возмутились как раз сознательные рабочие, передовики: гудок к демонстрации подал молодой передовик Вячеслав Черных, а знаменитые плакаты «Мяса, молока, справедливых расценок» делались в редакции заводской стенгазеты 23-летним художником В. Коротеевым.

Более того, изначальная демонстрация – от 400 до полутора тысяч человек, — отправившаяся утром и днём 1 июня 1962 к заводоуправлению и потом к горкому вела себя мирно и «позитивно» (единственным «криминалом» были портреты Ленина и Сталина – а не нового лидера страны).

Увы, директор завода Курочкин решил сыграть в Марию-Антуанетту, ответив на все требования сознательных рабочих «Не хватает на мясо? Будем есть ливер!». Демонстрация резонно возмутилась, и в этот момент к ней и присоединились «радикальные» уголовные элементы, граждане, обиженные на советскую власть и просто выпивохи.

Один из плакатов, запечатлённый на камеру
Один из плакатов, запечатлённый на камеру

Пример: историк В. А. Козлов, которого никак нельзя заподозрить в любви к СССР по удачной карьере в современном буржуазном государстве, в книге «Неизвестный СССР» (рекомендую к прочтению не только раздел о Новочеркасске!) приводит целый список «главарей второго дня восстания», присоединившихся к демонстрации после пьянки и добротной опохмелки.

Так, знаменитые речи с паровоза, говорили некие Фетисов и Уханов (не расстреляны, но оба осуждены на сроки от 4 до 8 лет, заявившие на суде: «что мы говорили — не помним!») — а в действительности, призывавшие громить вагоны и отделения милиции.

Разрастание революции: вокзалы, горком, телеграф

Вот с вечера первого дня на 2 июня и началось в городе то, что повлекло такие жуткие последствия:

  • Толпа избивает (а поначалу хотели сжечь!) главного инженера Ёлкина;
  • захвачены (на короткое время) электродный завод и газовая станция (вот там было огромное количество сильно пьяных, отчего и выставили их милиционеры с «внутряками» почти бескровно);
  • 2 июня на вагонах появляются «мемы» — «Хрущёва на мясо!»;
  • перекрыта магистраль Саратов-Ростов, (Москва-Баку), остановлены грузовые и пассажирские поезда;
  • к вечеру 2 июня число активных восставших (по явно преуменьшенным коммунистическим подсчётам) превышает 4 с половиной тысячи человек;
  • но в городе уже действовали 2 взвода внутренних войск из Ростова (при трех БТР) и некие «оперативники КГБ» — по разным версиям, на них, а не на введенной к вечеру армии, лежит ответственность за жертвы;
  • а введенным ещё вечером 1 июня Плиевым войскам второго числа выдали боевые патроны.

Тем не менее, несмотря на истеричные требования Хрущёва «немедленно давить силой!», не только М. Шапошников, но и сам Плиев распорядился: танки, экипажи и мотострелков боевыми патронами не вооружать. Под гусеницы не попало ни единого человека, а вот несколько (количество неизвестно) мотострелков были тяжело ранены бросавшейся на танки толпой (привет, герои 1991 года!).

Кадр из фильма Кончаловского «Дорогие товарищи»
Кадр из фильма Кончаловского «Дорогие товарищи»

Внутриполитические итоги событий

Самым печальным был итог не только для погибших и пострадавших, но и для… Хрущёва: он так мечтал «пожить без КГБ», чуть не превратил его в ФСК на полвека раньше Бакатина. Но сразу после Новочеркасских событий он, вопреки собственной политике, велел «усилить КГБ оперативниками-контрразведчиками и секретными сотрудниками».

Западу в те годы досталась «урезанная» версия, что в волнениях участвовали одни пьяницы и хулиганы.

Оживить дискуссию вокруг Новочеркасска у Кончаловского получилось. Молодые «леваки» (ютуб канал «Вестник Бури»), в целом, картину одобрили. Оскорбились православные с «День-ТВ» (Фефелов). Сейчас ведь существуют «три волны» расследования этих событий:

  • официальное расследование 1962 года (приговорившее к расстрелу семь зачинщиков – никого из тех, кого упомянул Кончаловский в фильме), долго время засекреченное;
  • при Л. Брежневе расстрелянных реабилитировали (кроме одного, на котором, давно уже «приведенном в исполнение», оставили статью «тяжкое хулиганство»), как и генералаМатвея Шапошников, чуть не угодившего под обвинение в государственной измене за фразу «не вижу цели для танков»;
  • в 1991 году было инициировано новое расследование, закончившиеся в 1996 году полной реабилитацией всех «бунтовщиков».
Фильм «Дорогие товарищи»
Фильм «Дорогие товарищи»

Характерно, что все эти три расследования при трёх разных властях не увеличили числа пострадавших:

  • 24 убитых;
  • 70 раненых;
  • 7 расстрелянных по суду позднее;
  • 103 человека получили от 2 до 15 лет строго режима.

«Четверым расследованием», уже при Путине, в 2007, можно назвать массовый вброс в СМИ, в газетах началась информационная атака о «подстреленных автоматчиками детях на деревьях» (информация официально не подтверждена).

А основной вопрос (и причина «хайпа» между Фефеловым и Кончаловским – есть на ютубе), заключается в том, кто убивал. Характерно, оба не считают виновными армейцев. Но Фефелов придерживается точки зрения, что стреляли «ВВ-шники» и милиционеры при защите разгромленного отделения, а Кончаловский – специальные снайперы из КГБ.

Кто прав? Какие есть версии у читателей?

Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.