Недолгое счастье дочери генерала [Елизавета Нарышкина]

Мир

Дочь знатных родителей, образованная и утончённая девушка, сделавшая прекрасную карьеру при дворе, Елизавета Нарышкина, казалось, мало отличалась от большинства дворянок своей эпохи. Воинские заслуги её отца воспевали поэты, а сама она мечтала выйти замуж за того, кто хотя бы немного будет походить на её родителя.

И здесь удача улыбнулась юной особе. Вот только на жизненном пути её ожидало немало испытаний. Елизавете Петровне пришлось в полной мере познать тяжесть и горечь своего положения, но она была верна своим долгу и сердцу. Что же произошло в судьбе Елизаветы Нарышкиной? И какие обстоятельства полностью переменили прежде весёлую и беззаботную красавицу?

Дочь генерала

Генеральская дочь Елизавета Коновницына появилась на свет в 1802 году. С ранних лет она считала своего отца примером для подражания и считала, что только человек, подобный ему по отваге и решимости, должен быть рядом с ней. Не одна Елизавета восхищалась своим отцом – генерал Коновницын был воспет Василием Жуковским и не раз проявлял отвагу в боях с наполеоновскими войсками.

Мать девочки Анна Ивановна занималась воспитанием дочери, а также нередко делала пожертвования в пользу нуждающихся. Именно у неё юная Елизавета училась чуткости и вниманию к окружающим людям. Девочка получила прекрасное домашнее образование. Он хорошо пела, разбиралась в живописи и музыке, превосходно танцевала – словом, юная Коновницына мало отличалась от своих ровесниц-дворянок. Сама же Елизавета Петровна считала, что в юности произошло нечто, сформировавшее её характер. Она писала:

«Начиная с двенадцатилетнего возраста, я имела свою собственную комнату… Я привыкла сосредоточивать свое внимание на самой себе, иметь собственную волю, иметь собственное мнение».
Портрет юной девушки / © WOH
Портрет юной девушки / © WOH

Недолгое счастье

А потом, когда девушка стала чуть старше, состоялся её первый выход в свет. Юная особа стала фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны, что считалось блестящим началом придворной карьеры. А спустя некоторое время Лиза повстречала того, кто поразительно напоминал ей отца и казался таким же смелым, уверенным и сильным. Это был полковник Михаил Нарышкин, который вскоре сделал предложение Елизавете Петровне, и та ответила согласием.

Семейная жизнь казалась молодой красавице настоящей сказкой. Рядом был любимый супруг, у которого сложились тёплые отношения с братьями Лизы. Она верила, что впереди – только счастье, рождение детей, домашние хлопоты и приятное совместное переживание. Но судьба на этот раз не была столь благосклонна к дочери генерала.

О том, что супруг стал участником восстания на Сенатской площади, Елизавета узнала не сразу. Более того, вскоре стало известно, что к декабристам принадлежали и её братья, которые тоже были осуждены. Одного из братьев разжаловали в солдаты, другой был отправлен на Кавказ, а Михаил Нарышкин получил суровое наказание – ссылку в Сибирь, где ему предстояло двенадцать лет каторжных работ.

В тот момент привычный мирок Елизаветы Нарышкиной перевернулся. Но то самое умение проявлять стойкость и принимать самостоятельные решения, которое появилось ещё в юности, на сей раз оказалось спасительным. Что же предприняла жена декабриста? И какие испытания ждали Елизавету Петровну?

Неизвестный художник «Портрет Елизаветы Петровны Нарышкиной, урожденная Коновницыной» / Государственный Исторический Музей
Неизвестный художник «Портрет Елизаветы Петровны Нарышкиной, урожденная Коновницыной» / Государственный Исторический Музей

Верная долгу и любви

Не так давно, стоя перед образами, она поклялась своему мужу быть с ним в горе и в радости, а теперь эта клятва яркой вспышкой озарила воспоминания. Двенадцать лет каторги и последующее поселение в Сибири – таков был приговор, который вынесли Михаилу Нарышкину. Спустя несколько месяцев наказание «смягчили», назначив восемь лет каторжных работ. Впрочем, срок этот завершался в каком-то далёком и неопределённом будущем, и Елизавета Петровна приняла решение: она последует за супругом в ссылку.

Как и другие жёны декабристов, Нарышкина сразу же обратилась к императрице с просьбой позволить ей сопровождать ссыльного супруга. Разрешение вскоре было получено. Проделав долгий путь, решительная и женщина всё же сумела добиться свидания с мужем. Правда, их первая встреча была тайной. Как вспоминал сам Михаил Михайлович:

«Сижу у окна с решеткой железной, жду. Вот слышу – рожок играет, напрягаю зрение, вижу – далеко, на противоположном берегу, жена, одетая охтенкой, стоит и машет мне платком».

Жизнь в ссылке

Уверенная и сильная, Елизавета Петровна мирилась со всеми тяготами жизни в ссылке. Поначалу, конечно, ей было очень трудно. Видеться с мужем она могла не чаще, чем раз в две недели. Но спустя некоторое время женщина выхлопотала разрешение жить вместе с Михаилом Михайловичем. Она никогда не жаловалась на судьбу и достойно переносила все невзгоды. Как писал Андрей Розен:

«Она (Елизавета) в родном доме значила всё, и все исполняли ее желания и прихоти. В Сибири она была одета во всё черное, с талией тонкой в обхват…»

На первый взгляд Елизавета Петровна могла показаться надменной и слишком самоуверенной. Но стоило поближе познакомиться с этой женщиной, и тут же раскрывались её безграничные доброта и желание помочь другому человеку.

Карл Гампельн «Портрет графини Елизаветы Петровны Коновницыной, рисующей портрет матери» / Государственный Исторический музей, Москва
Карл Гампельн «Портрет графини Елизаветы Петровны Коновницыной, рисующей портрет матери» / Государственный Исторический музей, Москва

По завершении назначенных восьми лет каторги супруги перебрались на поселение в Курган, где приобрели небольшой дом. Только теперь наступила пора спокойствия и долгожданного счастья, о котором так мечтали Нарышкины. Дом Елизаветы Петровны стал настоящим культурным центром края. И она, и её супруг сделали немало для развития этих мест. Здешний народ даже называл их «святыми», недоумевая, за что таких людей отправили в ссылку.

На протяжении всей своей жизни Елизавета Нарышкина активно занималась благотворительностью, став доброй покровительницей и помощницей для многих людей. Своего мужа она пережила на четыре года, уйдя из жизни в возрасте 65 лет. Эта женщина собственным примером доказала, что богатство и блеск всегда уступают доброте и милосердию, любви и состраданию, ради которых и следует жить.

Оцените статью
Мир Истории [WOH]
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.