Как Тайвань бросил Китай?

Война

Давайте разберёмся, а что такое вообще Тайвань, почему он в многолетней «ссоре» с КНР, и причем тут американцы со своей демократией?

Немного об этносе

Китайцы они и есть китайцы, тут говорить не о чем – фактически, это несколько десятков народов, которые в течение тысяч лет активно смешивались между собой, причем изначально обладавших несколько разными культурами, говоривших на разных диалектах, веривших в разных богов, но живших сравнительно плотно по азиатским меркам примерно от современной Монголии до Гималаев и от центра нынешней КНР до тихоокеанского побережья. А вот с Тайванем ситуация немного иная – там испокон веков жили австронезийцы, являющиеся по сути современными:

  • филиппинцами;
  • индонезийцами;
  • отчасти жителями ряда островов Океании (не ими самими, но близкими родственниками).

Потом, уже после XIII века, китайцы стали с ними смешиваться, и получились современные жители Тайваня, ныне слабо отличающиеся от обитателей материковой части КНР. Но местные националисты, коих там большинство, упорно твердят про свои «особые» корни, и отстаивают национальную идентичность, опираясь на этнографические особенности пятитысячелетней давности.

Если проще, то жители Тайваня те же китайцы, но с примесью австронезийцев. Представьте себе филиппинца, у которого 70% крови китайца – это и есть коренной житель Тайваня. Ах, да… Коренных там мало, меньше половины, да и те смешались с «пришельцами» с материка после 1949 г. Но об этом чуть ниже.

Остров Тайвань (Формоза)
Остров Тайвань (Формоза)

Как китайцы пришли на Тайвань и снова его потеряли

Говорить об исконном китайском прошлом Тайваня по меньшей мере глупо. Испокон веков этот остров переходил из рук в руки, был колонией то Португалии, то Англии (куда уж без англичан), потом даже французы отметились. И вот после десятилетий грызни и кровопролитий (колониальная борьба дело жестокое) на Тайвань, наконец-то, пришли дружелюбные китайцы (маньчжурская армия с «завоевательными целями»), которые хоть сами и не были полностью независимыми от «западной демократии», но, во всяком случае, были близки ментально к тайваньцам.

Именно с этого времени, если конкретнее, то с 1683 года, началось активное «смешивание» материковых китайцев с островитянами, и именно далекие отпрыски тех колонизаторов и составляют нынешнее коренное население острова. Можно ли считать, что ментальность жителей Тайваня как-то сильно отличается от материковой части страны? Скорее нет, чем да:

  • островитяне впитали образ жизни колонистов с «большой земли»;
  • в XX веке на остров перебралось слишком много материковых китайцев.

Так или иначе, но тайваньцы не были рады быть частью Китая, им хотелось, что называется, сменить хозяев – примерно как нашим ближайшим соседям с Запада, непрерывно ищущих «контакта» то с НАТО, то с Евросоюзом.

Мечта их сбылась в 1895 г. после заключения Симоносекского мирного договора – Тайвань отошел к Японии, где и оставался аж до окончания Второй Мировой войны. И, нужно сказать, что островитянам новые хозяева не понравились – японцы ведь ребята достаточно жесткие, кроме того, у них остро выражены националистические черты (были, во всяком случае, в первой половине XX века), жителей Тайваня они обижали, держали чуть ли не за рабов. Короче, ничего хорошего.

Нагаточи Хидета «Мирная конференция в Симоносеки» / Мемориальная картинная галерея Мэйдзи, Токио, Япония
Нагаточи Хидета «Мирная конференция в Симоносеки» / Мемориальная картинная галерея Мэйдзи, Токио, Япония

И снова коммунисты!

В 1945 г. Тайвань вернулся в Китай, но… важно понимать, в какой именно. Государство это тогда на официальном международном уровне называлось Китайской Республикой, и, по сути, не придерживалось никакой конкретной идеологии на национальном уровне. Но это не значит, что внутри страны не было грызни – была, еще какая, и камнем преткновения между китайцами выступила характерная для всего XX столетия борьба между коммунистами и сторонниками западной демократии. Речь идет о достаточно кровопролитной гражданской войне 1945-49 гг., по итогам которой:

  • победили коммунисты, возглавляемые Мао Цзэдуном, и назвали свою страну Китайская Народная Республика (КНР);
  • остатки главенствующей аж с 20-х гг. партии Гоминьдан во главе с Чан Кайши сбежали на Тайвань, где основали новое непризнанное государство (Китайская Республика);
  • начался тот самый конфликт, о котором мы тут с вами и говорим.

Вполне логично, что в новое противостояние оказались сразу и автоматически втянуты главные мировые сверхдержавы того времени – СССР при молчаливом участии, и США, активно налаживающие контакты с президентом Китайской Республики, то есть Чан Кайши, накачивающие Тайвань оружием и деньгами, топящие за признание нового государства на международной арене.

При этом важно понимать, что на тот момент у коммунистических китайцев с материка даже речи не шло о том, чтобы вернуть себе Тайвань каким бы то ни было мирным путем, они были готовы превратить все окрестности в радиоактивный пепел, и не сделали это только по той причине, что их «притормозил» СССР, не желавший по понятным причинам прямого военного столкновения с США.

Чан Кайши — президент Китайской республики
Чан Кайши — президент Китайской республики

А что происходило в Китае в общих чертах?

Да ничего. Занимались себе спокойно развитием экономики, отлавливали воробьев по полям, о Тайване старались особо не судачить, записав Чан Кайши и его близких в империалистические преступники. Правда, коммунисты сильно обиделись из-за того, что… место Китая в ООН до самого 1971 г. заняли представители КР, а не КНР.

Заседал там лично господин Кайши, его признавали практически все страны капиталистического запада (сейчас всего 14 государств признает Тайвань независимым), а Китайская Народная Республика вроде как и обладала статусом независимого государства, самостоятельным субъектом международных отношений, но с урезанными правами, в том числе, с экономическими санкциями, затрагивающими торговлю с капстранами. Ничего не напоминает?

Впрочем, китайцы не сильно расстроились – спокойно своими делами занимались, в итоге подняли экономику и расплодились дальше некуда. Проамериканские же обитатели Тайваня, из которых порядка 2 млн. человек были прямыми последователями политических ценностей Чан Кайши, скончавшегося в 1975 г., попали в сложную ситуацию.

Дело в том, что тогда в 1949 г., никто и предположить не мог, что коммунистические идеи так глубоко проникнут в сознание жителей материковой части Китая – капиталисты рассчитывали, что власть в КНР сменится буквально в течение нескольких лет, и «проект Тайвань» стал для США и их союзников по борьбе с коммунистической идеологией большой проблемой.

Улица на Тайване, 1950-е годы.
Улица на Тайване, 1950-е годы.

Первый тайваньский кризис

То, что в конфликт напрямую не полезли США и СССР, не значит, что между собой не грызлись сами китайцы. Причем агрессором выступила именно коммунистическая КНР, показавшая крайнюю принципиальность в вопросе государственной целостности.

Если Чан Кайши, несмотря на давление западных партнеров, теоретически был готов к поиску компромисса с «материком», и никогда не отказывался от как таковых переговоров, то правительство Мао Цзэдуна сразу же категорически выступило за принцип «одного Китая». Если проще – «или Тайвань добровольно и с песней признает себя частью КНР, или мы заставим его сделать это силой».

Обстановка начала накаляться в 1953 г., после окончания боевых действий на Корейском полуострове. Мао, как только корейцы подписали договор о перемирии, начал перемещать войска на юг страны, поближе к Тайваню. Чан Кайши же сразу привел свою армию в полную боевую готовность, ибо понимал – КНР не остановится ни перед чем, чтобы вернуть остров в свои владения.

Как Тайвань бросил Китай?

11 августа 1954 года началась бойня, причем не просто так, а под эгидой необходимости освобождения Тайваня, провозглашенной премьером КНР Эньлаем. 3 сентября на остров полетели снаряды, войска Мао взяли контроль над несколькими островами неподалеку от побережья Тайваня, а лидеры Гоминьдана пришли в ужас – США открестились от прямого вмешательства в конфликт, пообещав, впрочем, серьезные поставки оружия.

Интересно, что ради спасения от коммунистического материка, Тайвань в декабре того же года подписал убийственное для себя соглашение о взаимной обороне с Соединенными Штатами, но вместо реального военного вмешательства всемогущего союзника получил лишь новые партии вооружения. СССР, впрочем, делал то же самое, то есть помогал КНР оружием, в том числе, передовой авиацией, но, опять же, без прямого вмешательства.

США тогда реально могли применить ядерное оружие против КНР, но побоялись Советского ответа – наше правительство заявило, что агрессия против коммунистического Китая будет означать агрессию против СССР. В итоге Тайвань потерял остров Дачэн, на сим кризис подошел к концу.

Как Тайвань бросил Китай?

Второй тайваньский кризис: Мао жаждет радиоактивного пепла

Думаете, что китайские коммунисты были белыми и пушистыми, а плохой капиталистический Тайвань – проамериканским, злым и жестоким? Это как посмотреть… Если вдуматься, что Чан Кайши просто стал заложником обстоятельств – хотел жить, кроме того, не хотел терять власть, потому после событий 1953 года пошел на поводу у Соединенных Штатов, развязав настоящую войну с КНР, мало того, перечеркнул для себя возможность любого дипломатического контакта с Советским Союзом.

Мао Цзэдун же к 1958 году успел несколько раз встретиться с Хрущевым, и в одной из бесед… предложил Советскому лидеру начать ядерную войну против Запада. Глава КНР даже все посчитал – население коммунистических стран больше, чем капиталистических, следовательно, по численности они окажутся в лидерах, и смогут быстро распространить свою идеологию. Ну а то, что ряд малых народов просто исчезнет с лица земли, Мао волновало слабо. Хрущев от такого, разумеется, открестился, но оружия китайцам дал, в том числе, доработанный МИГ-17 – хотел проверить самолет в реальных боевых условиях.

Проверил… 23 августа 1958 года КНР начала массированный артиллерийский обстрел ряда тайваньских островов, в первую очередь, Цзиньмэня, на который Мао имел виды (кроме него материковый Китай решил забрать еще и Мацзу, но этот остров в ходе чудовищных обстрелов почти не пострадал). Тайвань ответил встречным огнем, и все бы ничего, но в пролив между островом и материком вошли суда флота Соединенных Штатов, и, фактически, приняли участие в этом столкновении, дав несколько залпов.

Солдаты в 1958 году на острове Кинмэнь
Солдаты в 1958 году на острове Кинмэнь

Одновременно с этим в небе сошлись Советские МИГи, переданные Хрущевым КНР, и американские Sabre F-86, поставленные Тайваню Западом. Обе машины показали себя превосходно, и установить «фаворита» тогда не удалось.

Собственно, участие в стычке флота США положило конец активной (военной) части кризиса – уже в декабре 1958 года обе стороны прекратили огонь, и решили договариваться о принадлежности спорных островов дипломатическим путем. Правда, не один на один, как это полагается делать по нормам международного права, а с обязательным участием посредников, то есть Соединенных Штатов. И это при том, что КНР и Тайвань при прекращении огня разошлись на статус-кво, согласившись остаться «при своих»!

При жизни Чан Кайши вопрос решен так и не был – переговоры в той или иной форме тянулись аж до 1979 года, а потом решились в пользу коммунистического «материка», так как тогда, в 70-е, американцы резко пошли на сближение с КНР (сближение такое, какое возможно между НАТО и мощной коммунистической страной), и именно с этого момента второй тайваньский кризис фактически закрылся.

Президент США Дуайт Д. Эйзенхауэр во время своего визита в Тайбэй, Тайвань, в июне 1960 года.
Президент США Дуайт Д. Эйзенхауэр во время своего визита в Тайбэй, Тайвань, в июне 1960 года.

Закон об отношениях с Тайванем

«Закон…» был принят в Соединенных Штатах 10 апреля 1979 г. Как мы помним, в 70-е гг. США резко сменили внешнеполитический вектор в сторону КНР, наконец признав то, что коммунисты из Китая не уйдут теперь очень долго, кроме того, увидев нарастающую экономическую и военную мощь огромного азиатского государства. Тайвань же оказался, вроде как, не у дел, но вспомним про союзнический договор, подписанный американцами с Чан Кайши еще в 1954 г. Резко порвать все отношения с мятежным островом? Это значило бы сдать позиции в регионе. Не желая этого, Штаты и решились на принятие этого закона.

Итак, в общих чертах «Закон» провозглашает:

  • признание КНР самостоятельным субъектом международных отношений;
  • признание политики «одного Китая»;
  • отказ от названия «Китайская республика» (фактически это уничтожение в юридическом смысле самостоятельности Тайваня);
  • всестороннюю поддержку Тайваня и военную помощь при необходимости (противоречие, да, но это большая политика, там свои хитрости).

Что это значит – вроде бы как американцы и не отказались признавать независимость Тайваня, даже пообещали в случае чего ввести куда надо войска, если КНР поднимет на остров свою коммунистическую руку, но при этом основной упор в регионе США решили сделать именно на КНР, не желая обострения и потери потенциальных выгодных экономических отношений с коммунистами. Пожертвовали островитянами ради своей безопасности и выгоды, если проще.

Гоминьдан опять в пролете, оказался в подвешенном положении. Что же будет с Тайванем дальше?

В этой части об истории конфликта Китая и Тайваня расскажем вам о том, как КНР решила смягчить позицию по отношению к своему «отколовшемуся» сателлиту, а правительство из партии Гоминьдан едва не пошло на сближение… Путано, да? Но ничего, сейчас все раскидаем по полкам!

Итак, с 70-х гг. США и весь западный мир в целом перевели свой внешнеполитический вектор с Тайваня на КНР, при этом СССР так по-прежнему и занимал позицию не то чтобы совсем молчаливую, но в целом пассивную, даже оружие своим недавним китайским союзникам перестал поставлять в той мере, в какой должен был бы. Почему так получилось – экономическое развитие материкового коммунистического Китая побило все возможные рекорды по темпам, а американцы, извините, не идиоты, они прекрасно понимали, что с этой страной лучше быть в хороших отношениях:

  • случись чего, война будет очень серьезной и кровопролитной, так как получится столкновение капиталистического и коммунистического миров;
  • сотрудничество с КНР сулит серьезные военные выгоды;
  • Тайвань так или иначе никуда не денется, ибо само его существование, как относительно независимого субъекта международных отношений чуть менее, чем полностью, по сей день зависит от США.

При этом сами китайцы тоже решили отношения потихоньку наладить, и дошло до того, что КНР и Тайвань официально прекратили войну!

В этой части об истории конфликта Китая и Тайваня расскажем вам о том, как КНР решила смягчить позицию по отношению к своему «отколовшемуся» сателлиту, а правительство из партии Гоминьдан едва не пошло на сближение… Путано, да? Но ничего, сейчас все раскидаем по полкам!
В этой части об истории конфликта Китая и Тайваня расскажем вам о том, как КНР решила смягчить позицию по отношению к своему «отколовшемуся» сателлиту, а правительство из партии Гоминьдан едва не пошло на сближение… Путано, да? Но ничего, сейчас все раскидаем по полкам!

Одна страна, но две системы

То, что написано в подзаголовке выше – проект, который правительство КНР, как и в 50-е гг., предлагало властям Тайваня на протяжении всех 80-х и первой половины 90-х., от которого не отказывается категорично, в общем-то, и по сей день. Суть в том, что материковый Китай, вроде как, готов пойти на серьезные уступки для тайваньцев, и позволить им развиваться так, как они того пожелают, пусть и с оглядкой на ключевое законодательство Китайской Народной Республики. При этом правительство Гоминьдан получает возможность:

  • поддерживать свободный рынок в пределах Тайваня;
  • с некоторыми оговорками поддерживать практически любые международные отношения и даже заключать политические соглашения с другими странами (подчеркнем еще раз – с оговорками);
  • пользоваться политическими, финансовыми и оборонными ресурсами КНР.

При этом Тайвань должен официально отказаться от любых поползновений к полной независимости, и признать себя частью коммунистического Китая.

Правительство из Гоминьдана рассмотрело в который раз это предложение, прошли несколько туров переговоров между тайваньцами и представителями КНР, даже, как уже говорилось выше, официально закончили войну, и, казалось, конфликт к началу 90-х действительно оказался бы исчерпанным, если бы на острове не подняла голову Демократическая Прогрессивная партия, стремящаяся не просто к независимости, а чуть ли не к заключению антикитайского альянса со всем блоком НАТО. Ну а с такой оппозицией закрытие вопроса оказалось невозможным, новый кризис стал вопросом времени.Как Тайвань бросил Китай?

Третий тайваньский кризис

К 1995 году политические споры между КНР и Тайванем хоть и были космически далеки от окончательного решения, но вот с миграционной и экономической точки зрения, казалось бы, конфликт остался в прошлом. Так, Китай к этому моменту уже успел инвестировать в островную экономику несколько миллиардов долларов, и сумму это постоянно наращивал, обе стороны существенно облегчили миграцию из материкового Китая на остров и обратно… А тут вдруг на Тайване решили провести демократические выборы. Ну и, что называется, поехали заново!

кстати, с вложениями денег китайцы не успокоились даже сейчас, после очередного обострения отношений в 2022 г., и сумма инвестиций составляет уже не менее 60 млрд.

Ли Дэнхуэй, тогдашний действующий президент Тайваня от партии Гоминьдан, хоть и старался не выражать особой враждебности по отношению к КНР, но сделал немало шагов к еще более глубокой демократизации жизни острова, чем привел материковых китайцев в состояние некоторого, скажем так, смущения.

Смущение выразилось в том, что незадолго до инициированных господином Ли выборов, Китайская Народная Республика провела масштабные учения с боевыми ракетами, снарядами, торпедами и бомбами в прямой близости от Тайваня, чем огорчила… США.

Как Тайвань бросил Китай?

Американцы увидели в этих действиях угрозу как непосредственно для Тайваня, так и для своих демократических ценностей, и дабы показать КНР свою силу, а также готовность поддержать островитян в случае прямой агрессии, привели к китайским берегам, аккурат в пролив между материковой частью страны и Тайванем, два авианосца с серьезным сопровождением.

Достоверно не известно, был ли готов Билл Клинтон, тогдашний американский президент, начать войну против КНР ради помощи Китайской Республике, но материковые китайцы испугались не на шутку.

Понимая, что авианосцы в проливе между материковым Китаем и Тайванем в прямом смысле уничтожают национальную безопасность страны, власти КНР пошли на дипломатические ухищрения – открыли переговоры, в ходе которых попросили США убрать авианосные группы.

Американцы в свою очередь, как это свойственно некоторым представителям западных держав, немного «поломались», заявив, что ни в коем случае не откажутся от своих прав и обязательств по обеспечению безопасности Тайваня, но силы свои отвели, чем, фактически, свели третий кризис на нет, и правильно, в общем-то, сделали.Как Тайвань бросил Китай?

После выборов на Тайване

Несмотря на открытое недовольство КНР, демократические выборы в 1996 г. все-таки состоялись, и победил на них, ожидаемо, Ли Дэнхуэй, лидер Гоминьдана, который еще хоть как-то пытался сохранить более или менее мирные отношения с КНР, стремясь не допустить очередного прямого столкновения.

Он понимал, что теперь США, выбравшие путь сотрудничества с материковыми коммунистами, вряд ли окажут мощную поддержку (если окажут вообще, несмотря на все заверения), так что от конфронтации уходил, мало того, снова начал всерьез рассматривать концепцию КНР, предложенную еще в 50-е и 80-е – «одна страна – две системы».

В 2000 году установившееся было равновесие не то чтобы рухнуло, но изрядно «покосилось». На очередных выборах на Тайване впервые в истории победу одержал кандидат не от Гоминьдана – Чэнь Шуйбянь, и это, к огорчению консерваторов, привело к немалой народной радости.

Дело в том, что Чан Кайши и все его последователи были сторонниками очень жесткой внутриполитической системы, в первое время после прихода к власти на острове они пытались установить настоящую диктатуру, кроме того, не всегда открыто поддерживали перспективу полной независимости Китайской Республики от КНР.

Пришедшие же на их место представители Демократической Прогрессивной Партии быстренько дали местному населению полноту свобод, и получилось так, что за обретение полноценного суверенитета уже в первой половине нулевых с ликованием выступило не менее 70% граждан.

Ли Дэнхуэй
Ли Дэнхуэй

От ненависти до взаимной выгоды

Итак, после победы в 2000 году на президентских выборах представителя Демократической Прогрессивной Партии на Тайване противостояние ожесточилось – это вам не Гоминьдан с их строгим, почти деспотичным режимом, но относительно лояльным отношением к материковому коммунистическому Китаю. Тут на кону стоит полная независимость и тесные экономические и политические контакты с США.

А что, теоретически ведь и в НАТО Тайвань может вступить, а там и до мирового господства недалеко… Смешно? Нам тоже, а вот некоторой доле населения острова не очень – они всерьез так думают, потому и топят за действующую «демократическую» власть на Тайване.

Для начала обрисуем взаимное отношение друг к другу простых граждан Тайваня и КНР. Одним словом – нормальное, у них нет какой-то открыто выраженной вражды:

  • ездят друг к другу в гости;
  • свободно общаются;
  • заключают браки;
  • ведут совместный бизнес.

Кажется, что это один народ (с некоторыми генетическими поправками, о которых говорилось в первой части), но с немного разным восприятием – жители КНР считают тайваньцев частью своей страны, а тайваньцы не видят себя частью КНР, им хочется независимости и как можно более тесных отношений с США.

Как Тайвань бросил Китай?

Что касается отношений на политическом и экономическом уровне, то они нестабильны вот уже два с лишним десятилетия. Все зависит от того, кто в тот или иной момент более влиятелен на Тайване – консервативные политические силы или прогрессивные. В первом случае отношения теплеют, становятся если не братскими, то, во всяком случае, не такими враждебными, как могли бы быть. Когда на тех или иных выборах побеждают вторые, сразу начинается новый виток противоречий, чаще всего выраженный в дипломатической ругани.

Несмотря на это, КНР никогда, даже в самые острые моменты не останавливала инвестиции в экономику Тайваня, и на данный момент, то есть на конец 2023 года, общий объем вложений составил более 60 миллиардов долларов. Тайваньцы при этом никогда не отказывались, если власти материкового Китая предлагали проспонсировать:

  • внедрение какой-то там технологии;
  • строительство нового предприятия или жилого комплекса;
  • модернизацию инфраструктуры.

Да, у Тайваня развита производственная сфера, предприятия на острове работают круглые сутки, товары поставляются по всему миру, но в большинстве своем обязано этим непризнанное государство деньгам именно КНР, против которого уже много лет «точит зуб», стремясь отдалиться и обособиться окончательно. Что-то это напоминает, вам не кажется?

Кризис 2022 года

На фоне обострения отношений между НАТО и Россией в 10-х годах нашего века, США стали периодически давить на наших потенциальных и фактических союзников, в первую очередь, на… КНР. А какое больное место у Китая? Правильно, Тайвань, поэтому в последние годы американцы с новыми силами начали:

  • накачивать непризнанное государство оружием;
  • чуть ли не клясться в вечной дружбе и поддержке (при том, что Соединенные Штаты сами Тайвань независимым государством пока не признали);
  • субсидировать тайваньскую экономику.

Но по-настоящему широкие возможности для американцев открылись в 2020 г., когда после новых выборов у власти в Китайской Республике снова укрепились «прогрессивные демократы» в лице Цай Инвэнь, фанатичной сторонницы независимости острова и убежденной «проамериканки».

Цай Инвэнь
Цай Инвэнь

Дональд Трамп, бывший тогда президентом США, почти сразу после победы госпожи Цай подписал серию указов относительно усиления поддержки Тайваня, в том числе, военной, и увеличил поставки оружия сепаратистскому острову. В 2022 г. дело опять чуть было не кончилось войной – Байден отправил на Тайвань спикера Нэнси Пелоси с официальным визитом, а Китай в знак протеста снова устроил учения поблизости от берегов сепаратистского острова.

В итоге поездку американской «дипломатши» отложили на неопределенный срок, стороны снова вышли на обострение конфликта. Что будет дальше – сложно сказать, мировому сообществу сейчас не до Тайваня.

Продолжаться это может бесконечно, равно как и любой другой конфликт, связанный с национальной принадлежностью какого-то региона. Позиция России же здесь однозначная – Тайвань исторически является частью КНР, и то, что в 1949 г. Чан Кайши «отделил» его, выдвинув претензию на самостоятельность, является прямым нарушением китайского суверенитета. Решение одно – вернуть остров на родину, и тогда в регион, наконец, придут мир и покой!

Оцените статью
Мир Истории [WOH]
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.