Как нищая Россия вкладывала миллиарды в зажиточных буржуа

Мир

На канале уже рассказывали, что основной целью «Польской войны» была помощь революционной Германии, сколько средств было передано германским «спартаковцам» и «коминтерновцам», и как вся затея (в том числе и «польская компания») потерпела крах по великой вороватости или курьеров из РСФСР, или местных «счетоводов».

Однако отдельные суммы (в золотых рублях!) мы укажем точнее:

  • В марте 1919, сразу после 1-ого конгресса Коминтерна, — 3 миллиона;
  • В апреле 1919 – уже 10 миллионов.

Думаете, для разоренной первой мировой и гражданской бойней России это огромные суммы? Да вы шутите! Вот чуть позже пошли и настоящие, большие деньги!

С апреля по август 1919 Исполнительному Комитету Коммунистического Интернационала было выдано (только те суммы, на которые хранятся расписки в Росгосархиве социально-политической истории):

  • От ЦК РКП(б) – «как от коммунистов – коммунистам» — 6 млн 340 тысяч;
  • Скандинавскому бюро ИККИ – миллион рублей и ценности Романовых, за которые, по дешевке (или с немалым откатом) выручили всего 60 тысяч крон;
  • Из Гохрана, для болгарских и других коммунистов Балкан – драгоценностей на 1 миллион;
  • Оттуда же, для германских товарищей – ценностей на сумму до полумиллиона рублей.
  • Из «секретного фонда Ленина» (честно говоря, автор дилетантски считал, что этот фонд образовался значительно позже, в 1922 г., после изъятия церковных ценностей, но большое число исследователей говорят о нём, как о существовавшем уже в 1919 г.) – 3 млн 528 тысяч.
Делегаты Коммунистического Интернационала Молодежи на III Конгрессе Коминтерна
Делегаты Коммунистического Интернационала Молодежи на III Конгрессе Коминтерна

Из Госбанка РСФСР, в валюте:

  • 58 тысяч шведских крон;
  • 77500 германских марок;
  • 77300 финских марок.

Все эти суммы «проскочили» за 1919 год, практически безотчетно – есть расписка и хорошо, нет – не беда, на святое коммунистическое дело деньги берешь, товарищ! Но и от созданной в 1920 «бюджетной комиссии по выделяемым Коминтерну средствам» толку оказалось не так много.

Приезд делегатов II конгресса Коминтерна в Смольный в день торжественного открытия конгресса, 19 июля, 1920 года
Приезд делегатов II конгресса Коминтерна в Смольный в день торжественного открытия конгресса, 19 июля, 1920 года

Золотые миллионы и финотчётность Коминтерна

В 1921 году сам В.И. Ленин заметил, что деньги через сторонников мировой революции (Троцкого) и через курировавшего Коминтерн Зиновьева уходят немалые, а результата с них – шиш и камыш, причем даже без постного масла. Сложность заключалась ещё и в неверной, часто заниженной оценке «ценностей» — выковыриваемых, часто с порчей при этом, драгоценных камней из диадем или наградных цепей, орденских знаков. Подробно об этом рассказала историк искусств Н. Данилевич.

И Ленин шлёт своё знаменитое письмо в ЦК, об «уголовной и партийной ответственности» не только за «перераспределение» полученных средств по желанию левой пятки (или более «революционным» партиям, чем те, которым деньги предназначались, или и вовсе себе в карман, как деликатно выразился Владимир Ильич – «для обеспечения себе лучших, чем у других партработников, жизненных условий»).

Но ни от письма Ленина, ни от создания «Бюджетной комиссии» особого толка не было. По причине невозможности «урезать осетра» (в прямом смысле – ими питались делегаты съезда Коминтерна во время голода по остальной России) пришлось свернуть заседание ИККИ сперва в Москве, затем и в Баку (т.н. «Съезд Народов Востока»). Но благодаря тому, что Ильича продержали – против Зиновьева и Троцкого, — такие различные, по партийным взглядам, граждане, как Сталин и Красин, контроль за деятельностью ИККИ и его эмиссаров на некоторое время ужесточился.

Особенно после того, как шведам было выслано еще 300 тысяч крон, а, когда советское правительство осознало масштабы голода и обратилось к «братским компартиям» за финансовой помощью – «скиньтесь, кто сколько может, у нас люди умирают», добры шведы насобирали… 530! Не «тысяч», а – просто крон.

Впрочем, это устраивало Троцкого (прямая цитата):

«Для нас важнее получить в течение 22-23 г. за известную массу ценностей 30 млн., чем в 23-24 г. получить 75 млн.!»

Но до других «верхов» постепенно начало доходить, что деньги, вообще-то нужны и их стране, в которой они уже взяли власть. Ленин хотел купить на это золото хлеб для голодающих — и немного купил через знаменитого молодого янки 23 лет, Арманда Хаммера, Сталин полагал, что во время голода надо покупать голодающим «не рыбу, а удочки» — и уже тогда пытался заказывать оборудование, Красин же приходил в ужас от продажи за бесценок таких уникальных драгоценностей.

Забавный момент: все помнят сцену из третьих «Неуловимых», длинную-длинную экскурсию по Гохрану, пока «красные дьяволята» возвращали корону? Подобный эпизод имел место в реальности. Только вот целью его было не вернуть корону или какие-то там ценности, а «впарить» собравшимся на экскурсию представителям западного мира то, что ещё оставалось в Гохране, но по нормальным расценкам и официально. Но эта, полагаю, идея Красина, не сработала: с большевиками никто не хотел иметь официальных торговых отношений.

Зато неофициальные – да тут же не то, что «триста процентов прибыли», а много больше – так что экскурсия по Гохрану дала толчок к товарообороту немного в другом направлении, чем рассчитывал Красин и, возможно, Ленин и Сталин.

Комитерн

Махинаторы Коминтерна

Пора назвать некоторые имена. Романтики, плачьте – столь любимый девушками и восторженными необольшевиками Джон Рид вывозил драгоценности дома Романовых в специально выточенных каблуках ботинок. Но он, вроде бы, хоть не обманывал: на вырученные деньги была оплачена часть тиража «Десяти дней, которые», и… составился «долларовый» фонд Лубянки – через который, уже через год, для молодого Ходорк…простите, Хаммера, был куплен один из крупнейших банков Риги – «Harju Pank»

А вот другие агенты не стеснялись.

Финский коммунист Аллан Валлениус, бывший в авторитете у Ильича и работавший библиотекарем Коминтерна, должен был доставить около 30-40 тысяч фунтов стерлингов пролетариату Англии для их забастовки (!). Если вам уже смешно, то – подождите. Дело в том, что новоявленный курьер испугался взять билет на судно гнусной буржуазной Британии и поплыл из Швеции в Англию «зайцем». Ему помог другой добрый пролетарий – английский кочегар, прятавший его в трюме, в угольных ямах. Доплыв до Англии, Валлениус с лёгким сердцем поплыл обратно – и не совсем понял обеспокоенности Москвы: да, на берег Туманного Альбиона он сойти побоялся, но деньги же передал! Как? Да через того прекрасного парня-кочегара! Как его звали? Да вот, Джон Смит, за помощь мне я ему рекомендацию в партию выписал! Нет, документов его не видел, он сам сказал, как его зовут…

Но не все случаи были анекдотичны (ответственность за историю с Валлениусом – центр Сахарова, издавший воспоминания Айно Куусинен, жены видного финского коммуниста, позже социал-демократа).

В этой же книге («Господь низвергает своих ангелов») есть и другая историю: госпожа Сальме Пеккала (удивительна карьера её мужа Эйно, оказавшегося в 1946-48 годах министром юстиции Финляндии) должна была поехать в Англию по заданию ИККА. Но не было денег на билет. И госпожа Айно Куусинен продолжает удивительный рассказ: тогда мой муж Отто Куусинен, только что прибывший из Петрограда, вынул из-за подкладки пальто четыре желтоватых бриллианта почти с мизинец величиной и сказал: «Каждый стоит четыре тысячи». Не знаю, правда, посей день, в какой валюте. «На дорожные расходы»! Стоит ли говорить, что будущая жена министра доехала с шиком!

Подобных историй – всё менее анекдотичных, если усматривать в них умысел на небрежность растраты или на обогащение, опубликована в Сети масса:

  • Агент ИККИ Бородин вез около 400 тысяч долларов американским товарищам. Испугавшись слежки, он отдал свой груз попутчику австрийцу – ни австрийца, ни денег с тех пор никто не видел;
  • Еще одна курьерша ИККИ везла драгоценные камни в Швецию, но один чемодан (!) у неё украли;
  • Когда же дело было решено поручить бельгийской журналистке, она и сама пропала вместе с ценностями в Швейцарии.

Самым удивительным же является дело «товарища Томаса».

Товарищ Томас и крах финансирования Коминтерна

Товарищ Томас, он же Я. С. Рейх, он же «Джеймс», но не Бонд, пропустил к 1924 году через себя невообразимые суммы

  • 25 млн марок для Германии;
  • 37 млн в драгоценностях;
  • 785 тысяч марок для австрийской и германкой молодежи;
  • 10 млн марок для Чехии.

И при этом не предоставил никакой отчетности. Крестинскому и Красину (не за то ли убили последнего?) удалось выяснить, что более 50 миллионов марок было приватизировано удачливым агентом ИККИ (протеже «организатора Коминтерновской разведки» Мирова-Абрамова, получившего своё в 1937, но, конечно реабилитированного). А самому «товарищу Томасу» лишь выразили «порицание за беспечное отношение к отчетности» после чего он пропал за границей, сведений о том, что его как-то наказали, мы не имеем – может, он отработал краденое, став спонсором Штирлица или Розенбергов? 😊

Но именно с «дела Томаса» к деньгам ИККИ начал присматриваться т. Сталин. Всё чаще вычислялось конкретное КПД от выданных сумм, и всё уменьшались выдачи, пока в 1934-35 годах кровавый тиран (не без рассказов Г. Дмитрова, как тратились в Болгарии народные деньги) не прекратил финансирование Коминтерна.

Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.