История журналистки, которая симулировала безумие ради репортажа

Мир

В те годы «горячей» точкой для США считалась Мексика и мексиканское приграничье, и Элизабет Джейн, сменив имя на более звонкое «Нелли Блай» (по имени героини популярной баллады), едва достигнув 20-ти лет, смело ринулась в мексиканские дела. Она в одиночку колесила по стране, писала памфлеты против «диктатора» тех лет, Порфирио Диаса, заступалась за арестованных его тираническим режимом журналистов.

Но слава не спешила к Нелли Блай, а редактор «Pittsburgh Dispatch» и вовсе был недоволен строптивой сотрудницей – он-то поручал писать ей о модах и светской жизни, а, вместо этого, Нелли принудительно высылают из Мексики за статьи о нищете угнетенных мексиканок!

Уход из газеты «Pittsburgh Dispatch»

Не сойдясь характерами ни с редактором «Питсбург Диспач», ни со славой, Нелли Блай переезжает в Нью-Йорк, где в 1887 году, оценивший её смелость (а не каждый блогер ныне мог бы вот так, в 20 лет -то по опасной стране, ругая местного правителя!) Джозеф Пулитцер, только что основавший свой знаменитый «Мир Нью-Йорка», берет девушку на ставку. И…

Источники сообщают противоречиво: то ли Джо Пулитцер дал такое проверочное задание юной журналистке, то ли сама Нелли Блай нашла «супер-хайповую» тему: проверить, как лечат в психиатрических клиниках лично, на собственном примере, прикинувшись душевнобольной.

Нелли Блай
Нелли Блай

Отметим, что Дж. Пулитцер утверждал, что это была идея самой Нелл, а Нелл в своей книге о приключениях в клинике, пишет, что это была идея «руководства газеты». Только, кто бы не придумал затею, он явно не подозревал, что попасть в психиатрическую клинику проще, чем выбраться оттуда со здравым рассудком!
Как сложно попасть в дурдом в США в 1887, или Нелли Блай прорабатывает легенду…

Активная журналистка с удивлением обнаружила, что просто так, шатаясь со странным видом или бормоча предсказания или бессвязные глупости, в психушку не попадешь! А совершать слишком асоциальные поступки, рискуя влететь в лапы к суровым американским копам, она не собиралась.

Прекратив мыться, чистить зубы, причесываться и одевшись в рванину, смелая журналистка около двух недель шаталась по улицам, разговаривая на беспредметные темы с воображаемыми или реальными людьми, втайне плача от досады – никто не обращал на неё внимания! К чести девушки, она не просто гуляла, но и изучала вечерами всю ту литературу по психиатрии, которую ей смогло предоставить руководство.

Журналистка Нелли Блай
Журналистка Нелли Блай

Наконец, горький опыт поставил её перед фактом: до уличных «невменяшек», если те не агрессивны, никаким психиатрам нет дела. По-прежнему категорически не желая изучать изнутри полицейские участки, а не сумасшедшие дома, Нелли, воздерживаясь от агрессивных действий (видимо и руководство предупредило, что сложней будет вытащить при таких обстоятельствах) поселилась во временном доме для женщин.

И вот другие работящие девушки, каждый день видевшие сидевшее непричесанное и не слишком симпатично пахнущие чучело, нечленораздельно что-то с угрозами бормочущее, и вызвали специальную службу: полицию! Но Нелли уже так вошла в образ, что судья заподозрил в ней сумасшедшую и уже из полиции передал на консультацию в лучший госпиталь Нью-Йорка – Бельвью.

Вызывает удивление (и уважение к американской системе тех лет), что никому не известную слабоумную из работного отеля обследовали аж пять ведущих психиатров ! Четырьмя голосами при одном воздержавшемся, она была признана безумной. И Нелли Блай отправили в женскую психиатрическую лечебницу острова Блэкуэлл, для излечения и уточнения диагноза.

Женщина в психлечебнице
Женщина в психлечебнице

Трепыхаясь в «Гнезде Кукушки»…

Прежде чем продолжить рассказ о приключениях и впечатлениях нашей героини, отметим, что ей ещё крупно повезло. К 1887 в прогрессивных Франции и США уже понимали, что обильная выдача рвотного или «ротационное лечение» (кружение в кресле до тех пор, пока пациента не начнет тошнить) не всегда полезны.

А ведь еще в 1860-1870- гг., в самой передовой Франции такое лечение считалось самым прогрессивным (смотрите замечательный фильм «Клиника доктора Бланша», 2014). В Германии или Англии ей пришлось бы тяжелее.

Тем не менее, внутри Блэкуэллской клиники Нелл Блай ожидали оздоровительные «процедуры»:

  • принудительные холодные ванны и обливания ледяной водой (считалось, что психически здоровое тело не должно плохо пахнуть, так сказать, «здоровый дух от здорового духа»);
  • насильственное питье холодной воды и плотное обвязывание мокрой тканью («гидротерапия»);
  • обездвиживание на долгие часы (была теория, что хаотические движения пациента усиливают душевное расстройство);
  • «комнаты молчания» (принудительное молчание считалось очень успокаивающим);
  • смирительные рубашки.
«Мои зубы стучали, а мои конечности покрылись гусиной кожей и посинели от холода. Внезапно на мою голову один за другим вылилось 3 ведра воды. Ледяная вода попала мне в глаза, уши, нос и рот. Я думаю, что испытала чувства тонущего человека, поскольку они вытащили меня из ванной задыхающейся, дрожащей и трепещущей». – рассказывала Нелли Блай.

В своих заметках она не упоминает о лечении электричеством (что странно, как раз тогда оно было в моде), но пишет об избиениях сотрудниками других женщин, о заключении в карцер.

«После такого лечения ни один здоровый не останется в ясном рассудке!» — заключила она.
Холодные ванны
Холодные ванны

Больницы «девяностых и нулевых»

Статья Нелли Блай о её пребывании в клинике переведена и есть в сети, но читать её полностью – не стоит. По крайней мере тем, кто помнит больницы последних лет СССР, «девяностых и нулевых». Да и сейчас в ряде больниц….

Вопреки серьезности темы, закончим заметку на ироничной ноте. Из чтения заметок Н. Блай «10 дней в психиатрической клинике» создается чёткое убеждение, что больше всего звезда журналистики была шокирована и невыразимо страдала по следующим причинам:

  • постельное белье порой не меняли по нескольку дней;
  • чай был безвкусен и отдавал жестяным чайником, в котором его варили;
  • на ужин полагались несколько слив, но почти все они были подгнившими;
  • масло на хлебе было отвратительного качества, приходилось просить хлеб без масла;
  • сахар не сладкий!

Оставим эти факты без комментария. А у Нелл Блай всё закончилось хорошо: выйдя через 10 дней из психиатрической клиники, она отправилась в кругосветное путешествие (обогнав Филеаса Фогга -72 дня против его 80-ти), завернула в гости к Жюль Верну, доказала всем, что она суфражистка и с горя вышла замуж за миллиардера.

Но интересно, что после выхода её разоблачения Рокуэллской клиники, этому заведению повысили бюджет на один или более миллионов долларов в год. А вот это уже и есть настоящая цель журналистики. Хотя свои «миллионы лайков» Нелли Блай собрала – после выхода статьи и до замужества её звали «леди-сенсация».

Оцените статью
Мир Истории
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.