Фёдор Ромодановский — “лютый” князь-кесарь Петра Великого

Мир

Всем известно, что Пётр Великий был неординарной личностью, и такими же людьми он старался себя окружить. В своих соратниках русский царь ценил преданность и живость ума. Именно эти качества демонстрировал “лютый” Фёдор Ромодановский, которому Пётр I доверил правление во время своего отсутствия.

“Скудный в своих рассудках, но великомочный в своем правлении”, — именно так отзывались о “князе-кесаре” Ромодановском современники. К нему относились неоднозначно, и это было вполне заслуженно. Фёдор Юрьевич поддерживал царя во всём — как в политических делах, так и во время увеселений Всепьянейшего Собора, где Ромодановский занимал далеко не последнее место.

Его неспроста называли “лютым и верным”. О крутом нраве “князя-кесаря” ходили легенды, однако он оставался одним из самых близких соратников Петра. Что же может поведать история о жизни этого человека?

Наставник юного царя

Как полагают историки, будущий “князь-кесарь” появился на свет около 1640 года (точная дата неизвестна). Его отец был боярином, а сам род Ромодановских шёл от Рюрика.

Поскольку Фёдор Юрьевич был сыном одного из главных придворных Алексея Михайловича, он уже с раннего возраста знал о тонкостях обхождения при дворе, нередко общался с царской семьёй, чувствовал себя “своим” среди самых высокопоставленных лиц государства.

Мартын Казаков «Портрет князя Фёдора Юрьевича Ромодановского»
Мартын Казаков «Портрет князя Фёдора Юрьевича Ромодановского»

Он был значительно старше Петра (примерно на 32 года), а потому выступал при юном царе своего рода наставником. Некоторые современники говорили, что определённые качества (не самые положительные) юный правитель унаследовал именно от Ромодановского.

В период регентства царевны Софьи Фёдор Юрьевич верно рассчитал, что из двух её младших братьев-царей высот достигнет именно Пётр, а не слабый здоровьем Иван. В боярской книге князь упоминается в числе первых, и это уже является серьёзным показателем.

Клавдий Лебедев «Зотов учит молодого Петра I живописи»
Клавдий Лебедев «Зотов учит молодого Петра I живописи»

Власть Ромодановского

Когда же Пётр начинает править самостоятельно, Ромодановский проходит очередной период своего возвышения. Князь активно поддерживал царя во всех его начинаниях, однако нередко пробуждал в нём не самые возвышенные порывы.

К примеру, есть предположение, что идея создания Всепьянейшего, всешутейшего и сумасброднейшего Собора принадлежала именно Фёдору Юрьевичу. На мой взгляд, замысел исходил от Петра, а вот Ромодановский помог ему осуществить создание столь необычного и не слишком высокоморального сообщества.

В этом Соборе Ромодановский занимал одно из самых почётных мест (а там ведь была своя иерархия). Современники отмечали, что Ромодановский был “вечно пьян, лют и предан”. На мой взгляд, это крайне точная характеристика.

Неизвестный художник «Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского», Вязниковский историко-художественный музей
Неизвестный художник «Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского», Вязниковский историко-художественный музей

Титул для соратника

Ромодановский возглавил Преображенский приказ, став во главе службы безопасности царя. Перед Азовским походом Пётр I недолго ищет кандидатуру временного правителя, что сумел бы заменить его на время отлучки.

От себя хочу заметить, что такой человек мог представлять опасность для царя, а потому следовало выбрать самого надёжного. Как вы понимаете, выбор пал именно на Ромодановского. Титул “князь-кесарь” был утверждён для Фёдора Юрьевича, причём сам Пётр отметил:

“Править Москву, и всем боярем и судьям прилежать до него, Ромодановского, и к нему съезжаться всем и советовать, когда он похочет”.

Если же взглянуть на письма Петра, которые он направлял Ромодановскому из своих военных походов или путешествий, то и вовсе можно отметить теплоту взаимоотношений между этими двумя людьми.

Царь называл Фёдора Юрьевича “пресветлым царским величеством”, а вот о себе писал как о “рабе и холопе”. Конечно, это был своего рода каламбур, игра, которую вёл Пётр, однако даже в таких деталях показано искреннее и доверительное отношение к Ромодановскому.

Фёдор Славянский «Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского»
Фёдор Славянский «Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского»

“Обер-палач” Петра I

Однако могущество Ромодановского не ограничивалось временем отсутствия Петра. Царь вынужден был вернуться в Россию из Великого посольства после получения вестей о стрелецком мятеже 1698 года. Ромодановский умышленно раздувал значимость бунта, стараясь подчеркнуть незаменимость себя для укрепления власти Петра.

По итогам расследования множество стрельцов оказались в заключении, терпели пытки, а число казнённых дошло до двух тысяч человек. И, надо сказать, Ромодановского неспроста называли “обер-палачом” Петра Великого.

Кстати, хочу заметить, что и сам царь побаивался своего наставника и близкого соратника. Он был более привязан к Александру Меншикову, нежели к Ромодановскому. Вероятно, Пётр осознавал, что Фёдор Юрьевич действует лишь по собственному усмотрению. Однако в верности его государю сомневаться не приходилось.

Василий Суриков «Утро стрелецкой казни»
Василий Суриков «Утро стрелецкой казни»

Князь Б. Куракин оставил такую характеристику Ромодановского:

“Сей князь был характеру партикулярнаго; собою видом, как монстра; нравом злой тиран; превеликой нежелатель добра никому; пьян по вся дни; но его величеству верной был так, что никто другой. О власти-же его, Ромодановскаго, упоминать еще будем, что приналежит до розысков, измены, доводов, до кого-б какой квалиты и лица женскаго полу или мужескаго не пришло, мог всякаго взять к розыску, арестовать, и розыскивать, и по розыску вершить”.

Несмотря на свой крутой нрав, Ромодановский действительно всегда оправдывал оказанное царём доверие. В одном из своих писем Пётр обращается к “князю-кесарю”:

“Пороху изволь держать 25000 пуд постоянно всегда, а что убудет, сейчас дополнить. Фитилю 40 пуд изволь прислать; також 600 палуб для пороха и две тысячи телег простых с нарочитым числом колес и осей… Изволь, сделав… сим путем прислать в Смоленск”.

Это было одно из множества поручений, с которыми Фёдор Юрьевич справлялся крайне ответственно. На его плечи были возложены поставка снарядов, артиллерийских орудий и провианта — и именно от его работы в немалой степени зависел успех русской армии в военных походах.

Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского.
Портрет князя Федора Юрьевича Ромодановского.

А что же с личной жизнью?

Фёдор Ромодановский был женат на Евдокии Васильевне, её происхождение, к сожалению не известно. В браке у ни родилось трое детей:

  • Иван, единственный сын Фёдора, называли его также как и отца «князь-кесарь», в будущем стал действенным тайным советником и губернатором Москвы. Был женат на сестре царицы Прасковьи Фёдоровны (жена царя Ивана V) Анастасии Салтыковой. В браке у них родилась дочь Екатерина.
  • Ирина, одна из дочерей Фёдора и Евдокии, вышла замуж за Василия Шереметева (капитан-лейтенант морского флота).
  • Была еще одна дочь, Федосья. Она вышла замуж за брата царицы Евдокии Фёдоровны (первая жена Петра I) — Абрама Лопухина.

Фёдор Юрьевич Ромодановский был весьма неоднозначной личностью. Он разделял с Петром любовь к разгулу и веселью, проявлял крайнюю жестокость нрава и “лютость” своего характера, демонстрировал абсолютную преданность. В 1717 году “обер-палача” Петра I не стало и, несомненно, это была серьёзная потеря для царя, который пусть немного боялся, но верил своему соратнику.

Оцените статью
Мир Истории [WOH]
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.