Что сблизило Екатерину II и княгиню Екатерину Дашкову?

Мир

Дружба Екатерины II с ее просвещенной тезкой княгиней Екатериной Романовной Дашковой пережила свое время и вошла в историю. Они познакомились в 1758 году, то есть до восшествия на престол Великой императрицы. На тот момент хитрой, осторожной и честолюбивой Екатерине было 32, а ее темпераментной и амбициозной подруге – всего лишь 15. Однако столь существенная разница в возрасте не помешала «читающим дамам» (как их называли современники и потомки) быстро и легко найти общий язык. Что – кроме «серьезного чтения» – сблизило этих не похожих друг на друга женщин?

«Читающие дамы»

На момент знакомства будущая императрица Екатерина Алексеевна находилась в крайне тяжёлой ситуации. Совсем недавно был разжалован и сослан в деревню ее самый преданный и могущественный союзник при дворе Елизаветы Петровны – канцлер Алексей Петрович Бестужев-Рюмин. Открылась его интрига против мужа Екатерины – великого князя, наследника Петра Федоровича, племянника Елизаветы, будущего Петра III, в которой косвенно участвовала и великая княгиня.

Екатерина Алексеевна чудом избежала публичной огласки и опалы, но за ней был установлен строгий надзор, какое-то время она даже находилась под домашним арестом. За ее сторонниками установили слежку, так что она фактически оказалась в изоляции. В такой ситуации княгиня остро нуждалась если не в хорошем друге, то хотя бы в доброжелателе.

Екатерина Дашкова и императрица Екатерина II
Екатерина Дашкова и императрица Екатерина II

В лице Екатерины Романовны она нашла и того, и другого. Поначалу они сошлись на общем интересе – чтении новомодной просветительской литературы. Юная Екатерина была в полном восторге от великой княгини. А последняя приложила максимум усилий, чтобы сохранить эту дружбу, которая была ей так необходима.

«Я смело могу утверждать, что кроме меня и великой княгини в то время не было женщин, занимавшихся серьезным чтением. Мы почувствовали взаимное влечение друг к другу… Великая княгиня осыпала меня своими милостями и пленяла меня своим разговором», – так в своих мемуарах рассказывала Дашкова о зарождении дружбы с Екатериной.

Между «читающими дамами» завязалась оживленная переписка. Помимо стихотворений и куртуазных любезностей они обменивались книгами, журналами, но – что всего важнее – своими сочинениями на актуальные злободневные проблемы российской действительности, которые в духе времени называли «общественным благом». Другими словами, просвещённые подруги занялись совсем неженским делом – политикой. А это было опасное занятие, особенно, – для Екатерины Алексеевны, которая находилась под подозрением самой императрицы.

«Я начинаю беспокоиться, зная по опыту, что в моем положении всякая безделица может породить самые неблагоприятные последствия», – писала она своей подруге.

Чувство опасности сплотило обеих Екатерин перед решающим событием в их судьбах – очередным дворцовым переворотом 28 июня 1762 года.

Дмитрий Левицкий «Портрет княгини Екатерины Романовны Дашковой»
Дмитрий Левицкий «Портрет княгини Екатерины Романовны Дашковой»

Дамский переворот?

В декабре 1761 года умерла Елизавета Петровна, и на престол взошел Петр III, а великая княгиня Екатерина Алексеевна стала императрицей. 28 июня 1762 года Петр III был свергнут в результате заговора, в июле умер под арестом при невыясненных обстоятельствах, а его супруга стала самодержицей.

В подготовке дворцового переворота приняли участие братья Орловы, которые агитировали за нее гвардию, братья-офицеры Измайловского полка Рославлевы, гвардейцы Преображенского полка Пассек, Бредихин, государственный деятель Панин, гетман Войска Запорожского Разумовский. А где же была в столь ответственный момент ближайшая подруга будущей «матери Отечества»?

Судя по ее «Запискам», – в эпицентре событий. Екатерина Романовна не страдала скромностью и потому не поскупилась на краски в изображении своей выдающейся роли при воцарении Екатерины. Исследователи признаю́т, что Дашкова, будучи не только дочерью члена Сената и племянницей канцлера Российской империи, но и весьма образованной и энергичной особой, своим красноречием и умом увеличила число сторонников своей царственной подруги в придворных кругах – среди высших аристократов и сановников. Однако она точно не была двигателем заговора, как утверждает в своих мемуарах.

Неизвестный художник «Присяга лейб-гвардии Измайловского полка 28 июня 1762 года» (фрагмент) / Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург
Неизвестный художник «Присяга лейб-гвардии Измайловского полка 28 июня 1762 года» (фрагмент) / Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Политика против дружбы

А как этот переворот изменил отношения «читающих дам»? Екатерина Романовна была амбициозной женщиной и по честолюбию не уступала императрице. Она ожидала блестящей награды за свои – как ей казалось – выдающиеся, неоценимые услуги. Однако Екатерина II держала дистанцию и при всяком удобном случае подчеркивала, что получила власть по «воле народа». Зная непомерное честолюбие подруги, она никогда полностью ей не доверяла.

«Она думала, что все доходит до меня не иначе, как через нее. Наоборот, нужно было скрывать от княгини Дашковой сношения других со мной… Правда, она умна, но ее ум испорчен тщеславием и сварливым характером», – так характеризовала Екатерина свою подругу.

Но несмотря на все недоразумения, Дашкова до конца своей жизни оставалась преданной императрице. Доказали ли «читающие дамы» всему миру, что дружба между женщинами возможна?

Оцените статью
Мир Истории [WOH]
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.